Форум
БОРО.РФ
форум г.Боровичи
Абсолют
Абсолют
Абсолют
Печати и штампы
Печати и штампы
Печати и штампы
Такси
Такси
Такси
Цветы 24ч.
Цветы 24ч.
Цветы 24ч.
Текущее время: Чт окт 19, 2017 12:09


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 428 ]  На страницу Пред.  1 ... 25, 26, 27, 28, 29
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Вс авг 27, 2017 22:08 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10920
Карма: 1402
Цитата:
"ЧЕСТНО ГОВОРЯ, НА ВОЙНЕ МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ"

Адриан Картон де Виарт – британский офицер, поучаствовавший во многих войнах 20 века и собравший внушительную коллекцию ранений – в лицо, голову, живот, лодыжку, голень, бедро, потерявшего руку, ухо и глаз, отгрызший себе пальцы для профилактики гангрены, переживший две авиакатастрофы, бежавший из лагеря через вырытый тоннель. Вспоминая о Первой Мировой, он сказал: «Честно говоря, на войне мне понравилось»

Родился 5 мая 1880 в Бельгии, в богатейшей аристократической семье, и современники подозревали, что он – внебрачный сын короля Бельгии. Как бы то ни было, детство он провёл в Каире, где выучился прекрасно говорить по-арабски, а затем поступил в Оксфорд. Однако студенческая жизнь не произвела на него впечатления и в 1899, соврав о возрасте, и под вымышленным именем он тайком от отца вступил рядовым в британскую армию, ведшую тогда войну с бурами в Южной Африке. По прибытии на фронт он немедленно получил 2 ранения ( в живот и пах) и был отправлен на лечение в Англию. Там узнавший о его судьбе отец добился зачисления его в ряды офицерского корпуса, и уже в 1901 он вернулся на поля Бурской войны в звании лейтенанта. В 1902 его полк (4 Гвардии Драгунский) был переведен в Индию, где, по его собственным словам начался лучший период его жизни.

После ранения он крайне озаботился физподготовкой и регулярно занимался спортом, помимо развлечений, составляющих единственно достойную человека жизнь богатого офицера колониальной империи – охота на кабана с копьём, поло, это вот всё.

В 1904 он вернулся в Южную Африку как адъютант командующего, а в 1907 наконец принял, после 8 лет службы в армии, британское подданство. Последние 7 лет прекрасной эпохи Картон провёл в необременительной службе, и охоте в многочисленных поместьях своих аристократических родственников. В 1908 он женился, вскоре родились 2 его дочери.

Войну Конца Мира Адриан встретил в Сомали, где он был помощником командующего Сомалийским Верблюжьим Корпусом. Сомали сто лет назад, как и сейчас, было охвачено исламским джихадом всех против всех и, штурмуя укрепления джихадистов, наш герой получил две пули в голову – потеряв глаз и ухо.

Волшебная способность останавливать пули частями тела без видимых проблем заинтересовала британское командование, и он был переведен на германский фронт, где командовал батальоном. Как бы то ни было, он побывал во многих интересных местах той войны – Сомма (ранение в голову и лодыжку), Пашендаль (бедро), Камбрэ (голень), Аррас (ухо). В 1915, когда полевой хирург отказался ампутировать ему пальцы, он отгрыз их самостоятельно. Толку в этом особого не было, так как вскоре пришлось отнять и остальную руку. Впрочем, бодрости духа Адриана это событие не убавило. На фронтах Первой Мировой он наполучал немыслимое количество орденов и медалей различных стран, в том числе Крест Виктории в 1916. В мемуарах о таких незначительных деталях как ордена, брак и дети он предпочёл не сообщать.

В целом, свой опыт в окопах Первой Мировой Виарт охарактеризовал положительно. В 1918 ему было 38 лет, он находился в должности командира бригады и звании временного бригадного генерала. Английская система с временными званиями, «бревет» званиями и постоянными + люфт между гвардейскими и армейскими званиями погружает меня в уныние – постоянным его званием на момент окончания войны – гвардии майор.

По окончании Первой Мировой казалось, ничего интересного уже не произойдёт – однако в 1919 Виарт возглавил английскую военную миссию в Польше. Польша, как и подобает молодой республике, находилась в кольце фронтов, ведя войну с Советской Россией, Украинской Народной Республикой, Литвой и Чехословакией. На польско-украинский фронт подо Львов он и отправился. Об украинцах Петлюры он остался невысокого мнения, да и они о нём тоже – во время обстрела его поезда несколько офицеров миссии погибли. О том, что пулей его не возьмёшь – петлюровцы не знали.

Правительство Великобритании в тот момент не особо стремилось помогать Польше в открытую, и Виарт организовал целую контрабандистскую сеть, возя оружие из Венгрии. В целом, жизнь в Польше была не такой уж плохой – Адриан вращался в высших кругах республики, и даже поучаствовал в дуэли между какими-то поляками в качестве секунданта. Интересно то, что вторым секундантом был Маннергейм. Где-то в 19ом он попал в первую в своей жизни авиакатастрофу и первый плен – захватили его литовцы на обломках самолета, впрочем, быстро вернув англичанам.

В 1920-м, когда Красная Армия подступила к воротам Варшавы, Виарт поучаствовал в коротком бою с красной конницей, атаковавшей его поезд. Отстреливаясь, он умудрился выпасть из вагона и залезть обратно.

По окончании советско-польской войны и закрытии военной миссии, Виарт остался в Польше и получил звание генерал-майора польской армии. В 1923, в звании гвардии полковника он вышел в отставку из британской армии, получив подобающее почетное звание генерал-майора.

С 1924 по 1939 Виарт жил в обширном поместье Простынь, сданном в его пользование его польским адъютантом князем Радзивиллом. Ныне территория разделена между Украиной и Беларусью. 15 лет он провел, охотясь на болотах, а зимой совершая развлекательные туры по Европе. Советские войска, занявшие Простынь в 1939, передали его личные вещи в музей в Минске, но, как и большая часть Минска, войны они не пережили.
С началом Второй Мировой, Виарт вернулся на службу, но, как известно польская кампания прошла совсем не в пользу поляков, и Виарту пришлось бежать через румынскую границу по поддельному паспорту. Во время авианалёта Люфтваффе он пополнил свою коллекцию ранений, бывшим с ним адъютантам и их жёнам повезло меньше.

По возвращении в Англию, Виарт был назначен командующим сводного англо-французского подразделения, которому в рамках англо-французской операции в Норвегии было предписано занять город Намсос. Как известно, норвежская кампания увенчалась полным провалом, не стал исключением и этот эпизод – Намсос был уничтожен немецкой авиацией, высадившиеся без лыж союзники в спешке отступали под ударами немецких лыжных частей, авиации и морской артиллерии. Атака на Тронхейм, подготовить которую и должен был десант в Намсос, не состоялась. Разбитые англичане эвакуировались в мае 1940.

60-летний Виарт был найден слишком старым для боевой службы и отправлен тренировать резерв в Северную Ирландию. В 1941 году Виарт вернулся на военно-дипломатическую службу, став главой британской миссии в Югославии. Но по дороге туда, его самолёт был вынужден совершить посадку в море в миле от берега итальянской Ливии. Члены экипажа были взяты в плен итальянцами.

Как высокопоставленное лицо, Виарт был доставлен в лагерь для вип-военнопленных в замке Винчильята. К тому моменту там находилось порядочно высших офицеров союзников, наловленных Роммелем в Африке. Виарт не собирался провести всю войну, поедая макароны, и после семимесячного копания бежал через подкоп. На воле он оставался 8 дней – выдавать себя за итальянского крестьянина без глаза и руки, не зная итальянского слишком даже для человека с его показателями удачи. Как бы то ни было, в 1943 итальянцы, ищущие выход из войны, решили отправить его в Лиссабон, на переговоры о капитуляции Италии. Тут произошло недоразумение портновского свойства – Виарт серьёзно сомневался в способности итальянцев произвести костюм, в котором он не будет похож на сутенёра, но всё разрешилось благополучно. 28 августа 1943 Виарт вернулся в Англию, а через месяц был личным представителем Черчилля в Китае и произведен в генерал-лейтенанты.

В 1943 он принял участие в Каирской конференции, где познакомился с Чан Кайши. Остаток войны он провёл на Дальнем Востоке, пытаясь лоббировать вмешательство союзников в гражданскую войну в Китае на стороне националистов, но безуспешно. Мао Цзедуна он встретил на одном из приёмов и упрекнул в том, что тот сознательно избегает борьбы с японцами. Чан Кайши предлагал ему пост в китайской армии, но 66-летний Виарт отказался, и в 1947 вышел в отставку.

По дороге домой он посетил британского командующего в Бирме, в доме которого поскользнулся на куске кокосовой корки и упал, сломав несколько позвонков. Хотя кокосу и удалось нанести ему более серьезные повреждения, чем всей немецкой военной машине, он всё же выжил и восстановился, но от активной жизни отказался, проведя остаток дней, рыбача в своём ирландском поместье.

Адриан Картон де Виарт скончался 5 июня 1963 году, в возрасте 83 лет.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
В сети
помоги форуму
посмотри рекламу
Яндекс.Директ
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Сб сен 02, 2017 14:02 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10920
Карма: 1402
Цитата:
Йозеф Лайнер - безбашенный фриц

Во время операции "Барбаросса" Лайнер проявил свою невероятную храбрость в разведывательных рейдах, штурмах и оборонительных боях. Всегда первый в атаке, всегда пример для своих товарищей. В первые же дни кампании он был ранен шрапнелью, но вопреки уговорам полевых врачей остался в строю (за что был награждён Железным крестом 2 класса). Во время сражения за Ельней Лайнер 15 дней подряд участвовал в тяжелейших ближних боях с русскими, в ходе которых снова получил ранение. В одном из боёв на подступах к Москве в течении двух часов Лайнер получил целых три ранения, два из которых в руку. Ранения оказались чрезвычайно тяжёлыми и от ампутации руки Лайнера спасли только умелые действия хирурга. До начала 1943 Йозеф находился на лечении и лишь в феврале вернулся в свой полк. И сразу же в бой - на этот раз под Харьковом. Уже 14 февраля за свою храбрость Лайнер был награждён Железным крестом 1 класса, а через несколько дней ему снова крупно повезло — советская пуля попала в ту самую руку. Лайнер не счел ранение тяжёлым и пожелал остаться с товарищами на передовой. Впереди была "Цитадель".

Август 1943. Уже командир взвода, обершарфюрер Лайнер принимает участие в оборонительных боях против превосходящих русских войск у Коротича. 6 дней подряд взвод Лайнера, цепляясь зубами за каждый клочек земли, сдерживал атаки противника. Когда на одном из участков фронта полка "Дер Фюрер" образовался прорыв, Йозеф бросил своих людей в яростную контратаку, отбил утраченные позиции и не дал развалиться обороне. За этот подвиг Лайнер был награждён Рыцарским крестом. В сражении под Коротичем полк "Дер Фюрер" проявил необычайную стойкость и сдержал мощный советский удар, что стало одной из причин того, что крупная немецкая армейская группировка сумела избежать окружения под Харьковом. Кстати, когда Лайнера награждали РК, поздравительную телеграмму прислал сам Манштейн. Кроме того, в бою Лайнер получил ещё два ранения, что стало основанием для его награждения нагрудным знаком за ранение в золоте. К осени 1943 года в его послужном списке числилось 54 дня ближних боёв. Близость боя определялась тем фактом, видел ли солдат в ходе схватки "белки глаз противника". За такие заслуги герой вполне справедливо получил золотую планку "За ближний бой", которой в германской армии награждались единицы (631 кавалер за всю войну).

Лето 1944, Нормандия. Уже в чине гауптштурмфюрера Лайнер сражается против десанта союзников. Несмотря на подавляющее превосходство противника в огневых средствах убийственные налеты вражеской авиации немцы дрались за каждый дом, улицу, живую изгородь. В августе Лайнер в ходе жестоких боёв под Авраншем был взят в плен, но уже через три дня сумел бежать. Чудом выскользнув из рук союзников, а потом и французских партизан, через 2 дня боец достиг линии фронта. Но тут удача от героя отвернулась и в самый ответственный момент он был снова схвачен. 2 года ему пришлось отсидеть в лагере для военнопленных в Америке и в 1946-м он был отпущен. Но по возвращении в Европу Лайнер был заключен за решетку уже французами. К пленным французы относились не очень хорошо и Йозефу пришлось некоторое время расчищать минные поля. В конце года он всё таки решился и сбежал из плена в Австрию. На этот раз ему сопутствовал успех и он таки обрёл свободу.

Лайнеру суждено было дожить до 2002 года. За свою долгую жизнь он успел повидать очень многое. Итогом его военной карьеры стала коллекция высших по статусу наград Третьего Рейха, опыт десятков битв на нескольких театрах военных действий, множество ранений и два эпичных побега. Такие воины, несомненно, заслуживают уважения.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Сб сен 02, 2017 23:07 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10920
Карма: 1402
Цитата:
КАК ГУЦУЛЫ РАЗБИЛИ АРМЕЙСКУЮ ЭЛИТУ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

Ещё во времена Первой мировой в составе 2-й бригады польских легионов воевала гуцульская рота, неплохо себя проявившая и несколько раз обновоявшая личный состав из-за потерь. В апреле 1919 года в составе польской армии был сформирован 49-й полк кресовых стрелков (название присвоено в 1920-м), который пополнялся в том числе украинцами. Полк неплохо себя проявил в боях с Красной армией, принимая участие в боях за Могилев-Подольский, наступлении на Киев и боях с Конармией Буденного. В 1921 году был переведен в состав 11 пехотной дивизии. Характерным её отличием был гуцульский крест с веткой кедра и двумя дубовыми листьями. В отличие от других общевойсковых соединений, в дивизии существовал собственный вид униформы. В межвоенный период через 11 пд и 49-й полк в частности прошли сотни и тысячи украинцев, главным образом гуцулов. Гуцульские солдаты и офицеры старались подчёркивать свою идентичность настолько, что 1-у батальону 49 полка было присвоено соответствующее название, "Гуцульский". В сентябре 1939 года эти колоритные жители гор провели одну из самых эффектных операций Войска Польского, разбив в бою элитное подразделение Ваффен СС.

11-я пд под командованием полковника Бронислава Пругар-Кетлинга перед войной была включена в состав Армии "Краков" как подразделение второго эшелона. Так как немецкая авиация разбомбила железнодорожные пути, 11 пд не сумела добраться в запланированный район развертывания (Бохня-Бжеско, туда сумели добраться уже 3 сентября только 3 батальона, которые сразу приняли бой с противником), а высадилась из поездов между Жешувом и Тарнувом. Вследствие изменения планов дивизию включили в состав Армии "Карпаты". Полковник Пругар-Кетлинг направил ее на юг в район Бжостек-Колачице-Фриштак и уже 6 сентября дивизия вступила в бой с немцами. Противник пытался окружить дивизию, однако Пругар-Кетлинг, который был незаурядным знатоком военного дела, сумел избежать окружения и вывел дивизию на новые позиции на линии Сян-Львов, согласно приказу Верховного командования. Будучи постоянно под атаками с запада и юга, дивизия держала позиции у Лентовни, над Саном, у Перемышля и Брюхович под Львовом. Несмотря на большие собственные потери, подразделения дивизии также уничтожили большое количество нападающих и несколько сотен транспортных средств.

10 сентября 1939 разведвзвод 49 полка под командованием подпоручика Эдмунда Щота в г. Блажово устроил засаду на автоколонну 4-й легкой дивизии. Были уничтожены три автомашины, 11 солдат, в т.ч. один полковник, его адъютант и начальник штаба. Остальные отступили. Собственные потери - 2 раненых. Были захвачены важные документы, в частности планы наступления, что очень помогло польскому командованию.

Противник

Полк СС "Германия" в особых представлениях не нуждается. На момент начала германо-польской войны боевые подразделения СС были объединены не использовались как единое целое, эсэсовские части закрепили за соответствующими дивизиями Вермахта. "Германия" была придана 14-й немецкой армии и начала войну в районе Гляйвица. В отличие от других полков СС, "Германия" во время сентябрьской компании не действовала как единое подразделение - ее батальоны были приданы 2-й и 5-й танковым и 2-й легкой дивизиям Вермахта.

2 сентября полк вступил в н.п. Пщина, уже занятый 5-й танковой дивизией Вермахта ( "Германия" шла во втором эшелоне и не принимала участие в бою с польскими войсками). При въезде в город эсэсовцы обстреляли группу местных жителей, вышедших на встречу, приняв их за польских ополченцев (по одним данным был убит 1 человек, по другим - погибли пятеро и трое были ранены). Как оказалось, это были представители немецкого меньшинства, вышедших встречать своих "освободителей".

4 сентября "Германию" перевели в оставленный польскими войсками Сосновец. Здесь полк присоединился к арестам и экзекуций, которые проводила в Верхней Силезии ейнзацгрупа Стрекенбаха. В частности, воины этого полка принимали участие в массовой казни польских граждан в Паневницких лесах у Катовице, где были убиты более 150 человек. 7 сентября полк перебросили в Краков, а через четыре дня - в Тарнов. Уже в начале войны боевой путь полка был устлан телами убитых мирных жителей и военнопленных. Например, в Щуцине эсэсовцы убили 40 человек, которые возвращались из эвакуации, в Мельци - 27 евреев, в Дынове - вместе с солдатами Вермахта - 300 человек.

Бой

12 сентября "Германию" подчинили командованию 22-го танкового корпуса. К нему полк присоединился у Ярослава, затем отправился на Яворов и Грудек Ягеллонский (ныне - г. Городок.). В ночь с 15 на 16 сентября полк занимал позиции в селах Пжилбице, Мужиловцы, Могила и Чарноконче (10-14 км от Комок Ягеллонского), имея задачу перекрыть дорогу на восток, в направлении Львова, подразделениям польской армии "Карпаты".
В Мужиловцах находились те "германцы", которые были приданы до 2-й легкой дивизии: штаб полка, 3-й батальон и вспомогательные подразделения.

В ночь с 15 на 16 сентября 1939 1-й батальон 49 полка майора Е. Литинского и 3-й майора М. Стецевича нанесли им визит. Несмотря на громкое название "батальоны", надо понимать, в то время это были значительно ослабленные и малочисленные после изнурительных боев подразделения. Решительной штыковой атакой гуцульские стрелки сумели разгромить эсэсовцев в коротком бою, из которого только часть сумела спастись бегством.

Вот как описывал впоследствии Пругар-Кетлинг разгром "Германии": "Когда мы приблизились к Мужиловцам на 1 км, мы услышали звуки неистового сражения. Прозвучали несколько орудийных или минометных выстрелов, отозвались тяжелые пулеметы, бившего целыми лентами. Знал, что это немецкие, потому что наши, идя в ночной бой, разрядили по моему приказу оружие. На определенное время задержал колонну, а сам с пидполковник Попелем подъехал ближе. Бой продолжался, но стрельба стихала. Стрелки 49-го пп уже достигли середины села, настигая и добивая штыками каждого, кто попадался им под руку. Время от времени слышно, как обрываются автоматные очереди. Казалось, что слышно, как рука, еще секунду назад нажимавшая на спуск, омертвевает и бессильно опадает, парализованная ударом приклада или штыка. Не было слышно никаких криков. Бой проходил в темноте и зловещей тишине. Им никто не управлял - никто не просил пощады. Впечатления были невероятные. Буря, обрушившаяся на немцев, должна была превзойти весь их прежний опыт. С такой неожиданностью и с такой атакой, наверное, они не сталкивались никогда. Трупы, которые мы позже осмотрели, выглядели страшно. Страх, с которым они умирали, не исчезал из их лиц. Мы вышли из автомобиля и пешком пошли по затихающим и догорающим отзвукам ночного штурма. Каждый раз в ясном отблеске рассвета мы различали дома, деревья, заборы, а потом ... орудия, имущество, грузовики, автомобили - сначала отдельные, затем группы, целые парки. Протирали глаза, чтобы убедиться, что это мираж, так неправдоподобно выглядела эта добыча... Мужиловцы атаковали два батальона с запада и юга. Неожиданность была полная, поэтому бой длился не более получаса."

Из числа офицеров "Германии" погибли командир 3-го батальона оберштурмбаннфюрер Вилли Коэпен и адъютант полка оберштурмфюрер Шомбург. Вследствие ночного, боя эсэсовцы понесли значительные потери личного состава, потеряли 8 105-миллиметровых гаубиц, батарею зенитных орудий, большинство миномётов и тяжелых пулеметов и все автомобили. Поскольку гуцульские стрелки не могли использовать захваченный транспорт, машины были уничтожены. Было захвачено несколько пленных. С польской стороны также были потери. В бою погибли командир 3-й роты 1-го гуцульского батальона капитан Петр Осица и командир 1-й роты того же батальона поручик Францишек Андрейчук.

Штаб полка СС спасся бегством в Яворов. В общем же в результате боев 14-16 сентября СС-полк "Германия" (атакован в разных селах этой местности также подразделениями 48-го и 53-го полков 11-й дивизии и 98-го полка 38-й резервной дивизии) понес большие потери в живой силе, потерял практическую всю артиллерию, бронетехнику и автотранспорт. Ситуация не завершилась для "Германии" полным разгромом только благодаря своевременному подходу частей 7-й пехотной дивизии Вермахта. Командиру полка понадобилось несколько дней на реорганизацию и поиску всех "потерявшихся". Наконец, 17 сентября тех, кого нашли, свели в одно подразделение и отправили для охраны фланга 17-го корпуса Вермахта. Они выполняли эту функцию до конца войны.

Очистив Мужиловцы, 49-й по приказу командира дивизии отправился дальше и около 9 утра занял с. Молошковице и лес на северо-востоке от него. Также другие полки 11-й пд - 48-й и 53-й отбили у немцев ряд населенных пунктов. А тем временем в 7 утра немецкая авиация подвергла Мужиловцы сильной бомбардировке.

Легко представить, насколько болезненным для эсэсовцев было поражение, особенно если вспомнить, что несколько дней до того, 13 сентября, 15-я рота "Германии" под командованием СС-гауптштурмфюрера Йоханнеса Мюхленкампа (оперативное подчинение - 4-легкая дивизия) наткнулась на пути Перемышль-Львов на отдыхающий польский батальон и взяла в плен более 500 солдат.

Разгром подразделений СС-полка "Германия" сегодня считается одним из крупнейших успехов польских войск во время сентябрьской кампании.

Финал

17 сентября дивизия защищала у Брюхович восточный край Яновских лесов, прикрывая стратегический путь из Яворова во Львов от 7-й и 57-й немецких пехотных дивизий. Потери были столь велики, что ген. Соснковский (командир группировки, в который вошли и остатки 11-й пд) и Пругар-Кетлинг лично обслуживали орудия во время боя. В рядах дивизии осталось лишь около тысячи человек. После изнурительных боёв со всей дивизии во Львов прибыли 20 сентября лишь одна сборная группа воинов 49-го полка под командованием полковника Литинского в количестве 100-150 человек. Дивизия перестала существовать. Уцелевшие капитулировали перед Красной Армией. Часть воинов полка сумела добраться до границы с Венгрией и перейти её.

В фундаментальном труде польских историков "Польский вооруженный чин во время Второй мировой войны" было отмечено, что 11 пд проявила себя как наиболее умелое и дисциплинированное подразделение польской армии. Это была заслуга прежде всего ее командира - полковника Пругара-Кетлинга. По итогам боев он сделал представление о награждении 18 солдат 49 полка Военным Крестом Виртути Милитари (высшая польская военная награда), еще 8 - Крестом Храбрых.

Командир 11-й пд полковник Генштаба Пругар-Кетлинг в своем представлении на награждение К. Годалы орденом Виртути Милитари писал: "Все достижения боя 11-й пд принадлежат 49-му полку пехоты и его командиру. С начала боевых действий и до последней секунды они проявили себя в тактике и личной отваге, что очень положительно повлияло на полк, ставя его в ряд лучших в дивизии; все бои, проведенные 49-м полком пехоты под командованием Годалы, были победоносными, а для немцев обернулись поражениями, с кровавыми потерями в придачу ". Вспоминая о 1-м Гуцульском батальоне 49-го комдив писал: "Дорогой я встретил части 49-го пп, отдыхавшие в тени деревьев. Это было подразделение майора Литинского - моя лучшая гвардия ".

Пути-дороги судьбы

После войны с Польшей подразделения "Германии" были вновь воссоединены и отправлены в Бероун у Праги. В октябре 1939 из полков "Германия", "Дойчланд" и "Дер Фюрер" была сформирована дивизия (SS-Verfügungsdivision, затем - 2-я дивизия СС "Дас Райх"). В декабре 1940 полк "Германия", пройдя западную кампанию, был включен в дивизию "Викинг", в составе которой прошел инферно Восточного фронта от начала и до конца.

Воины 49-го полка, попавшие в советский плен, записались в армию Андерса. В польских ВС на Западе традиции 11-й пд продолжали Отдельная бригада карпатских стрелков (1940-42) и 3-я дивизия карпатских стрелков (1942-47). Последняя, ​​в частности, воевала на итальянском фронте и принимала участие в известном штурме Монте-Кассино. Наследником этих подразделений считается 22-я горная бригада современных польских ВС, в которой принято носить на мундирах особый знак - веточку карпатской ели.

По разному сложились судьбы офицеров полка. Во время сентябрьской кампании 1939 погибли, в частности, командир роты капитан Ян Антонов (от несчастного случая - попал под огонь собственного пулемета под Львовом), командир роты тяжелых пулеметов Мариан Козицкий, командир противотанковой роты Доминик Давидович), командир 1-го взвода 2-й роты Витольд Пашкевич, командир роты Станислав Мляковський.

Те, кто попал в советский плен, были интернированы в лагере в Старобельске возле Харькова. Последний командир 49-го - подполковник Генштаба Кароль Голда (20 сентября ранен в ногу в бою под Шумлакамы) оказался в Коломне, где был арестован органами советской госбезопасности (умер в лагере для военнопленных в Старобельске, по другим данным - расстрелян в Катыни). В СССР погибли также командир 1-го батальона майор Эугениуш Роберт Литинский, командир 3-го батальона Мечислав Стецевич, командир взвода разведки поручик Казимеж Бурило. Командир 2-го батальона Лапинский раненым попал в немецкий плен.

Подпоручик Эдмунд Францишек попал в советский плен, откуда бежал и через Венгрию добрался на Запад, служил во 2-й польской дивизии. Хорунжий Мечислав Голд попал в немецкий плен, откуда бежал на Запад, служил в польских войсках во Франции, а после поражения последней был интернирован в Швейцарии. Хорунжий Владислав Шуприт попал в немецкий плен, затем служил в 1-й бронетанковой дивизии польских ВС на Западе.

Некоторые из офицеров сумели добраться Венгрии, где были интернирован. Так случилось, в частности, с квартирмейстером полка Юзефом Соколовским (впоследствии командовал пехотным полком в польских ВС на Западе), командиром роты Ираклием Кикнадзе (грузин, офицер-контрактник). Главный врач полка капитан медслужбы Петр Франчак во время оккупации работал врачом, после войны возглавлял больницу в Щецине

По обычной злой иронии восточноевропейской Клио, один из участников ночного боя - уроженец Львова поручик Юзеф Бисс (служил в 49-м полку) командовал подразделением Армии Крайовой "ОР-26", которое в марте 1945 г. совершило массовое убийство мирных жителей украинского села Павлокома. Тогда были казнены 366 украинцев, в т.ч. женщины и дети. В том же году Бисс был арестован органами польской госбезопасности, в 1945-48 гг. и в 1951-55 гг. Сидел в тюрьме за участие в националистическом подполье, умер в 1977. В 1992 г. суд снял с него все обвинения, в т.ч. в участии в Павлокомськой резне, хотя и признал, что это преступление совершили подчиненные Бисса.

Командир 11-й пд Пругар-Кетлинг сумел избежать плена и добраться до Франции, где командовал польской дивизией во время французской кампании 1940-го. С остатками своего подразделения перешел в Швейцарию, где был интернирован до конца Второй мировой войны. В это время написал воспоминания о сентябрьской кампании "Чтобы сохранить верность". В 1945 г.. вернулся на родину и служил в Польской Народной Армии. Был шефом кабинета Верховного командующего, шефом Департамента пехоты Министерства национальной обороны и шефом Департамента боевой подготовки Сухопутных войск. Генерал-лейтенант. Умер в 1948.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Пт сен 15, 2017 09:50 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10920
Карма: 1402
Цитата:
Резня в день пророка Ильи: «Игра престолов» в Древней Руси

Считается, что на эпизод с Красной свадьбой Джорджа Мартина вдохновил реальный случай, вошедший в шотландскую историю под названием «Черный обед». Однако резня, случившаяся в 1217 году в Рязанском княжестве, намного больше напоминает массовое истребление клана Старков кланом Фреев.
Шотландский «Черный обед» все-таки мало чем походил на мясорубку Кровавой свадьбы, когда Фреи собрали лордов Севера в своем замке и отправили к праотцам. Напомним, как было дело.

Клан Черных Дугласов давно враждовал с кланом Стюартов. В 1440 году Стюарды пригласили на пир в Эдинбург 16-летнего графа Уильяма Дугласа и его младшего брата. Когда молодые Дугласы дурачились за столом, в зал под стук барабана внесли блюдо, на котором лежала голова черного быка. По этому сигналу их схватили и выволокли во двор замка, где уже стояла плаха. Там мальчишкам без лишних слов отрубили головы.

То ли дело история, которую мы хотим тебе поведать...

Главный герой этой истории — князь Глеб Пронский. Но сам себя он считал князем рязанским по праву рождения и всю жизнь мечтал завоевать престол Рязани. Глеб еще в молодости показал себя сильно. Тогда Рязанскую землю раздирала княжеская междоусобица, в которой одну сторону поддерживал владимирский великий князь Всеволод Большое гнездо, а другую — черниговский князь Всеволод Чермный. Владимирцы победили черниговцев.

В 1207 году Всеволод Большое Гнездо взял и разграбил Рязань. На ее пепелище Глеб оклеветал перед великим князем своих родных дядей, и те угодили на пять лет в темницу. А Глеб получил княжество Пронское.

Через десять лет, в 1217 году, престол Рязани вновь опустел. Между удельными рязанскими князьями снова вспыхнуло напряжение, сразу же начали образовываться враждебные коалиции. Глеб, князь Пронский, внес миролюбивое и разумное предложение — встретиться и спокойно обсудить, кто будет править Рязанью. Он назначил съезд князей на 20 июля, в день пророка Ильи, на его земле у пристани Исады.

Откликнулось семь рязанских князей, но один из них на встречу опоздал. Большинство прибыли на лодках, поэтому только с ближайшей дружиной. Сели в большом шатре, заранее поставленном Глебом в живописном месте. Стол был накрыт, князья выпили, начали вести серьезные разговоры. И тут по сигналу Глеба в шатер ворвались наемные половцы, и началась беспощадная резня.

Большинство гостей уже сняли доспехи и серьезного сопротивления оказать не смогли, другие сражались отчаянно. Погибли все. Глеб лично убивал пять своих двоюродных братьев и одного родного, Изяслава.

Но Глеб Пронский так и не стал Глебом Рязанским. Престол Рязани захватил опоздавший в Исады князь Ингварь. Он тоже приходился Глебу двоюродным братом и вместе с его дядями отсидел пять лет во владимирской темнице Всеволода Большое Гнездо. У них были старые счеты.

Ингварь собрал дружины погибших князей и разбил половцев Глеба. Через два года тот снова вернулся со степняками и снова был наголову разбит князем Ингварем. В 1219 году Глеб с остатками половецкого отряда ушел в степь и больше никогда на Русь не возвращался. В летописях говорится, что в степи он сошел с ума и закончил жизнь идиотом, плетущимся за телегами степняков.

До Батыева нашествия, которое уничтожит мир Древней Руси, оставалось меньше двадцати лет.


_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Пт сен 15, 2017 11:26 
Не в сети
Гражданин
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 16, 2006 19:03
Сообщений: 9740
Карма: 1160
бомж писал(а):
В Мужиловцах находились те "германцы", которые были приданы до 2-й легкой дивизии: штаб полка, 3-й батальон и вспомогательные подразделения.


статейка то явно переводная с поляков ... 49 польский полк показан батальонами, а _один_ батальон немцев - полком ...

_________________
ENTIA NON SUNT MULTIPLICANDA PRAETER NECESSITATEM
Non lex est rex, sed rex est lex !


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Вт сен 19, 2017 07:37 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10920
Карма: 1402
Цитата:
Вложение:
Hbz2SSVX_ZM.jpg
Hbz2SSVX_ZM.jpg [ 97.13 KiB | Просмотров: 167 ]

Одна из забавных фотографий 1945 года – немцы пытаются сдать оружие союзникам. Те его не принимают – нет места для складирования. Немцы таскать лишнюю тяжесть не желают, а союзники грозят карами за бесконтрольно выброшенное оружие. Так и ругаются.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
В сети
Direct/Advert
Яндекс.Директ
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Чт окт 12, 2017 00:45 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10920
Карма: 1402
Цитата:
ВОЙНА ЗА ВОДУ

В начале сентября 1964 года началась Война за воду – не самая известная, но одна из самых затяжных арабо-израильских войн. Сирия, Ливан и Иордания пытались осушить озеро Кинерет и лишить еврейское государство основного источника питьевой воды. Израиль спас только прицельный танковый огонь, а также нерешительность арабских диктаторов.

Чуть больше полувека назад, 5 сентября 1964 года, тринадцать глав арабских государств собрались в Александрии, второй раз за тот год. Это было удивительно: до 1964 года вопросы межарабских отношений решались максимум на уровне министров иностранных дел. Однако в январе 1964 года это правило впервые было нарушено: на саммит в Каире собрались сами арабские диктаторы, короли и президенты. Тогда на повестке дня стоял один вопрос: требование Сирии начать совместную войну против Израиля, чтобы предотвратить строительство в еврейском государстве «Национального водовода». Крупнейший на тот момент инфраструктурный проект Израиля должен был направить воду из озера Кинерет в центр страны и дальше на юг, до самой пустыни Негев.

Тем не менее арабские лидеры войну начинать не решились. Вместо этого они решили сделать всё возможное, чтобы отклонить русла двух из трех источников реки Иордан, наполняющей озеро Кинерет. Один из них – Хацбани, протекающий через Ливан, решили перенаправить в реку Литани, другой – Баниас, берущий начало в Сирии, – отвести в реку Ярмук, которая текла через Иорданское королевство. Вместе источники обеспечивали около половины всей воды, поступающей в Иордан до ее впадения в озеро Кинерет. Израилю остался бы тогда лишь источник Дан, расположенный в пределах еврейского государства, но его одного было бы недостаточно, а проект «Национального водовода» потерял бы актуальность.

Цветистые речи и долгие, но пустые разговоры в арабском мире часто заменяют реальные дела. Покрасовавшись друг перед другом, главы арабских стран разъехались по домам. Израиль же тем временем закончил строительство водовода и летом 1964 года запустил проект. Арабским лидерам пришлось собираться вновь. На этот раз они сумели выработать конкретный план, оцененный в 16,5 миллиона фунтов стерлингов и рассчитанный на завершение всех работ в течение двух лет. Помимо Ливана и Сирии к проекту осушения Иордана приобщили и Иорданское королевство. Оно должно было построить плотину на реке Ярмук, впадающей в Иордан ниже озера Кинерет. Таким образом арабские страны лишили бы водовод трети всей поступающей в него воды. Не говоря уж о том, что перекрытие двух важных источников пресной воды должно было бы привести к засолению озера Кинерет.

Британские и американские специалисты поспешили заявить израильтянам, что у арабов не хватит денег на осуществление проекта, а ущерб, нанесенный в итоге Израилю, будет несущественным, поэтому, мол, волноваться не следует. Однако в израильского руководства были свои соображения по этому поводу. В еврейском государстве, где внимательно следили за арабскими планами, пришли к выводу, что инженерные и технические возможности соседей вполне позволят им отвести русла рек. И на армейский генштаб была возложена задача разработки плана пресечения арабского строительного проекта.

Осторожный премьер-министр Леви Эшколь и начальник генштаба Ицхак Рабин отказались от предложений захватить ключевые пограничные области у подножия горы Хермон, чтобы лишить сирийцев возможности отвести воду. Рабин также опасался применять авиацию, считая, что подобные действия могут перерасти в настоящую войну. Вместо этого он убедил правительство использовать танки, чтобы прицельным огнем уничтожить строительную технику противника, работающей возле границы.

Сирийцы начали подготовительные работы по прокладке канала уже в ноябре. Израильтяне, в свою очередь, приступили к патрулированию района, откуда брал свое начало Дан. Сирийцы были на редкость предсказуем: каждый раз при появлении в этом районе израильтян они подвергали еврейские приграничные поселки обстрелам. В ответ израильские танки под видом ответных действий, целенаправленно расстреливали не столько сирийские боевые позиции, сколько прокладывающую отводной канал сирийскую технику.

Следует заметить, что поначалу стрельба из танков по сирийцам была крайне неудачной. Израильские танкисты тратили огромное количество боеприпасов, умудряясь мазать мимо цели с расстояния в 700–800 метров. Назначенный в те же дни новый командующий танковыми войсками бригадный генерал Исраэль Таль интенсивно взялся за подготовку своих бойцов. И вскоре танкисты научились уничтожать сирийскую технику с расстояния в несколько километров.

К весне 1965 года зашевелились и ливанцы. В отличие от сирийцев, они боялись действовать открыто и заявили, будто ведут дорожные работы, а на деле же осуществляли отвод русла Хацбани. Нескольких пролетов израильских военных самолетов над ливанской территорией вполне хватило для того, чтобы лишить их решимости и убедить отказаться от продолжения работ. Предусмотрительная же Иордания и вовсе не начала обещанное строительство плотины на Ярмуке во избежание лишних неприятностей.

Но, даже оставшись в одиночестве, упрямые сирийцы не оставляли своих планов. Они теряли под израильскими обстрелами строительное оборудование, но упорно продвигались вперед. Однако к началу лета 1965 года сдали нервы и у них. Дамаск потребовал вмешательства арабских объединенных вооруженных сил, вот только египтяне совсем не собирались воевать ради сирийских интересов. В мае 1965 года сирийцы открыто обвинили египтян в отказе предоставить им защиту от израильских атак. В ответ президент Египта Гамаль Абдель Насер, чья армия прочно завязла в гражданской войне в Йемене, заявил, что не видит смысла продолжать проект осушения Иордана до тех пор, «пока мы не в состоянии защитить его на земле и в воздухе».

Той же осенью на третьем собрании глав арабских государств сирийцам окончательно отказали в военной помощи, сообщив, что ответственность за все дальнейшие последствия реализации этого строительного проекта они будут нести сами. Сирийцы перенесли работы на юг Голанского плато, надеясь, что в 12 километрах от границы израильтяне не достанут их из танков, а применять авиацию не решатся. Однако летом 1966 года, после серии провокаций и нападений на мирных жителей со стороны сирийцев, Израиль наконец использовал ВВС и разбомбил сирийскую технику, недоступную танкам. Одной-единственной бомбежки оказалось достаточно. Сирийцы, убедившиеся в том, что Израиль не остановится даже угроза начала большой войны, а помощи от Египта и других арабских государств не дождаться, остановили свой строительный проект.

Меньше чем через год в ходе молниеносной Шестидневной войны Голанское плато вместе с каналами, которые успели прокопать сирийцы, перешли под контроль Израиля. После чего сирийская мечта «осушить Кинерет» окончательно ушла в небытие.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Пт окт 13, 2017 21:04 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10920
Карма: 1402
Цитата:
КАК СОВЕТСКИЕ ДЕСАНТНИКИ ЛИКВИДИРОВАЛИ АФГАНСКИХ КОММУНИСТОВ
Из воспоминаний ветерана 56 дшб Николая Губанова

Вечером меня предупредили, чтобы в 8.00 был в разведотделе армии. В груди появляется холодок, хоть я с нетерпением жду этого задания. Утром я уже там, на втором этаже бывшей резиденции Амина.

Задача на первый взгляд не сложна. Исламский комитет, ведающий диверсиями на своем участке, соберется в определенное время в одном из кишлаков Чарикарской долины для координации дальнейших действий. Мы должны с помощью местного патриота (а проще, стукача) выйти на него и уничтожить, не забыв забрать документы. Сбор «комитета» назначен на два часа ночи. Это хорошо. Ночь наша спасительница и помощница, каждый разведчик ее любит и никогда на день не променяет. Совета от ребят по поводу действий я не получил. До этого дня все группы работали в горах, перехватывая «духовские» банды. Так что, в кишлачных эпопеях я буду первым. Прибыли в район действий. 177-й мотострелковый полк в Джабаль-Ус-Сарадже. Здесь нас разместили в деревянном модуле, вместе с полковыми разведчиками. Солдаты поставили свою палатку, с неизменной табличкой – «Вход запрещен».

В полночь на бронетранспортере полка нас доставили в нужное место. Помахав на прощание укатившему «бронику» группа потерялась в складках местности предгорья. Не могу сконцентрироваться. Все это кажется нереальным и напоминает кадры кино, которого я еще не видел, только на экране я вижу себя со стороны. Это уже не ученья, здесь могут убить и не только меня. На мне ответственность за десять жизней молодых пацанов, хотя сам я на несколько лет старше самого младшего из них. Они доверяют мне, и я не могу расслабляться. Страха смерти нет, полностью контролирую ситуацию.

Впереди шел «стукач», указывающий дорогу. За ним сержант Сидоров, в задачу которого входило пристрелить «стукача» в случае измены. Не зная этого, информатор чуть было не поплатился жизнью, когда вдруг круто свернул с дороги по нужде. Вот и кишлак. В темноте невозможно определить его размеры, но это теперь не имеет никакого значения, без выполнения задачи хода назад нет.

Оговорили вроде бы все, но собаки… Их яростный лай предупредил охрану комитета о нашем появлении за полкилометра. В переулке раздался крик «Дреш!», что значит «Стой». Мы присели, прижимаясь к стенам домов, и вовремя. Не получив ответа духи принялись полосовать вдоль переулка из автоматов. Пули рикошетили от стен над головой не причиняя вреда. Сидоров успокаивает негостеприимных стрелков своей «лимонкой». Слышится какая-то возня, и все стихает. Подбегаем к дому. Комитет, естественно, разбежался, хотя одного все же удалось найти. Он попытался спрятаться под паранджой среди сбившихся в кучу женщин. У него был итальянский пистолет и кое-какие документы комитета. Оставив его лежать в доме, мы ушли, предупредив хозяев, что теперь укрывающие душманов будут наказываться смертной казнью. За нашими спинами поднималось зарево горящего дома. Двигаемся к дороге по другому пути, так безопаснее, меньше шансов наступить на мину, установленную для нас «духами». Подъезжает вызванный по радиостанции БТР. К 5 утра мы в полку. Здесь в это время сонное царство – полк можно взять голыми руками. Даже у передовых позиций возле пушек и ящиков со снарядами нет ни одного часового. Мы беспрепятственно проходим охранение. У своей палатки встречаем единственного в полку часового. Бойцы оживленно разговаривают, засыпают не скоро.

За две недели было еще пять подобных задач, с разными результатами. Может, и было бы больше, но из-за последней нам пришлось сматываться в Кабул. Кто в этом виноват, неясно до сих пор. То ли разведцентр подставил нам наводчика-провокатора, то ли он сам ошибся в домах, но произошло следующее. Задача походила на первую, с той разницей, что приказ требовал уничтожения всех жителей дома, включая и женщин с детьми. Окружив стоящий в конце улицы дом, группа начала действовать. На взрывы осколочных мин, использованных вместо гранат, изо всех проломов дувала вокруг дома начали разбегаться люди. Тут и там слышались тихие хлопки «бесшумок». Ворвавшись в дом, мы обнаружили в нем еще пять мужчин. Они что-то пытались растолковать мне через переводчика. «Товарищ старший лейтенант, они говорят, что они коммунисты, из местной партячейки», – перевел солдат. В то время эта отговорка широко применялась душманами для обмана наших войск. Иногда она проходила. Но не здесь. Быстро обвязав их шеи детонирующим шнуром, один из бойцов поджег огнепроводный шнур.

Через несколько секунд прозвучал взрыв. На полу в оседающей пыли лежали обезглавленные трупы. После этого до конца выполнили указания отдавшего приказ.

На следующий день вся округа напоминала муравейник. Афганские части были подняты по тревоге. Слух о гибели местной партячейки дошел и до нас. Прямых доказательств нашей причастности не было, но я срочно доложил об этом в Кабул. Оттуда сразу пришел ответ, предписывающий нам немедленно убыть в роту. Уничтожение партячейки свалили на душманов, тем самым восстановив против них всю огромную Чарикарскую долину. Это, наверное, и нужно было командованию. С нехорошим чувством возвращались мы в Кабул. Об этом случае нельзя было распространяться даже среди своих. Наводчик-афганец, выведший нас на дом, исчез без следа, а ребята из разведцентра, не испачкав рук, поставили себе еще один плюс.

//Николай Губанов, "Солдат своей армии"//

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 428 ]  На страницу Пред.  1 ... 25, 26, 27, 28, 29

Часовой пояс: UTC + 3 часа





Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  


Powered by phpBB © 2000-2012 phpBB Group



тел.: +7(921)706-8160   E-mail: dmitry@grinenko.ru   Skype: tsar_goroh   ICQ: 4097011