Форум
БОРО.РФ
форум г.Боровичи
Абсолют
Абсолют
Абсолют
Печати и штампы
Печати и штампы
Печати и штампы
Такси
Такси
Цветы 24ч.
Цветы 24ч.
Время выбирать
Время выбирать
Время выбирать
Текущее время: Вс ноя 19, 2017 02:17


Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 441 ]  На страницу Пред.  1 ... 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Сб апр 15, 2017 00:49 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
В свое время во Вьетнаме воевала такая интересная​ часть как батарея F 79-го полка ракетной воздушной артиллерии (название-то какое), входившая в состав 1-й кавалерийской дивизии. Летавшие на "Кобрах" пилоты батареи во многом подражали своим кумирам — немецким асам Первой мировой, в честь чего подразделение получило название "Голубой Макс" (Blue Max). Так неофициально называли высшую воинскую награду в кайзеровской Германии — Pour le Merit. Она и стала символом и талисманом батареи: её изображение носили на шевронах и рисовали на боевых машинах.

Наибольшую славу Blue Max приобрели во время сражения за Ан Лок в 1972 году. В ходе битвы пилоты батареи совершили 422 боевых вылета, уничтожив 18 танков, 25 единиц автотранспорта и, как утверждается, до тысячи солдат противника.

На сегодняшний Blue Max по прежнему существует и с немецкими орденами на бортах несет боевую службу в горячих точках вроде Ирака (2004) и Косово.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
В сети
помоги форуму
посмотри рекламу
Яндекс.Директ
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Сб апр 15, 2017 09:50 
Не в сети
Гражданин
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 16, 2006 19:03
Сообщений: 9743
Карма: 1160
бомж писал(а):
Цитата:
В свое время во Вьетнаме воевала такая интересная​ часть как батарея F 79-го полка ракетной воздушной артиллерии (название-то какое), входившая в состав 1-й кавалерийской дивизии. Летавшие на "Кобрах" пилоты батареи во многом подражали своим кумирам — немецким асам Первой мировой, в честь чего подразделение получило название "Голубой Макс" (Blue Max). Так неофициально называли высшую воинскую награду в кайзеровской Германии — Pour le Merit. Она и стала символом и талисманом батареи: её изображение носили на шевронах и рисовали на боевых машинах.

Наибольшую славу Blue Max приобрели во время сражения за Ан Лок в 1972 году. В ходе битвы пилоты батареи совершили 422 боевых вылета, уничтожив 18 танков, 25 единиц автотранспорта и, как утверждается, до тысячи солдат противника.

На сегодняшний Blue Max по прежнему существует и с немецкими орденами на бортах несет боевую службу в горячих точках вроде Ирака (2004) и Косово.

ну интересного в названии ничего нет - вышеназванная часть была укомплектована вертолетами огневой поддержки ah-1, вооруженными управляемыми и неуправляемыми ракетами ...
насчет славы тоже как-то недосказано - во время вьетнамской войны потеряна четверть всех ah-1 :
"История американского участия во Вьетнамской войне и эволюции боевого вертолета может быть прочитана по праху и обломкам, усеивающим дно долины Ашау." - Билл Рассел, рота B 2-го эскадрона 17-го кавалерийского полка
как раз под Анлоком началось успешное применение против Кобр ПЗРК Стрела-2 ...

_________________
ENTIA NON SUNT MULTIPLICANDA PRAETER NECESSITATEM
Non lex est rex, sed rex est lex !


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Чт апр 20, 2017 12:16 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
20 апреля 1978 в районе Кольского полуострова границу СССР пересек пассажирский лайнер "Боинг-707" южнокорейской авиакомпании Korean Air Lines. Самолет выполнял рейс № 902 "Париж-Сеул" с дозаправкой в ​​Анкоридже (Аляска). "Боинг" благополучно пролетел над Британией, Атлантикой и уже достиг Гренландии, когда в нем сломалось навигационное оборудование: по одним данным, гирокомпас, по другим - ошибки в вычислениях допустили сами пилоты.

Как потом официально объясняла сама авиакомпания, команда при подсчетах использовал неверные значения магнитного склонения (дело происходило как раз над северным магнитным полюсом). В результате этих ошибок гигантский лайнер из 109 людьми на борту начал осуществлять разворот направо. Заложив огромную плавную дугу, он наконец полетел фактически обратно на юг - через Шпицеберген в направлении финско-советской границы.

Самолет был обнаружен радарами системы ПВО СССР за 400 км до советских вод: "курсом на Мурманск идет самолет с большой радиолокационной отметкой без позывного "я - свой". Сначала офицеры противовоздушных сил подумали, что это возвращается с задания самолет морской авиации, экипаж которого забыл изменить код опознавательных систем. Пока звонили туда-сюда по вертикалям уполномоченных лиц (там говорили, что это Ан-12 возвращается из Баренцева моря, то морской разведчик Ту-95), самолет вошел в воздушное пространство СССР. "Сюрприз ждал меня, когда я стал слушать эфир, - вспоминал летчик 265-го истребительного авиационного полка Сергей Слободчиков. - Такой шум стоял! Я слышал и Мурманск, и Петрозаводск. Все кричат, все что-то командуют..."

Когда "Боинг" уже был над территорией Кольского полуострова, на его перехват был направлен истребитель Су-15 под управлением капитана Александра Босова.
Далее показания сторон разнятся.

Согласно показаниям капитана лайнера Кима Чанг Ки, перехватчик приблизился к его самолету с правой стороны (а не слева, как того требуют правила Международной Организации гражданской авиации - ICAO). Капитан утверждает, что сбавил скорость и включил навигационные огни, обозначающие готовность следовать за советским истребителем для посадки. Попытки капитана Кима Чанг Ки связаться с пилотом перехватчика на частоте 121.5 были зафиксированы башней управления воздушным движением в Рованиеми (Финляндия).

Согласно официальному утверждению советской стороны лайнер уклонился от выполнения требования совершить посадку на ближайшем аэродроме. Босов сначала доложил, что видит на "Боинге" кленовый листок, что вызвало ажиотаж на земле - канадский (т.е. НАТОвский), возможно, военный самолет над территорией СССР!

Но за несколько минут советский истребитель уточнил увиденное. "Босов заходит ему в хвост, подходит поближе и говорит:" На борту полоса - что-то написано китайскими иероглифами, а на хвосте не кленовый лист, а большой красный аист с распростертыми крыльями! ", - Рассказал тогдашний командир 21-го корпуса ПВО Владимир Царьков. - Понятно - гражданский самолет ".

После маневров рядом с советским истребителем "Боинг" начал поворачивать вправо - в сторону финской границы. Вот как описывал то, что было дальше, Царьков:
"От границы с Финляндией он находился на расстоянии максимум 80 километров. На скорости 900 - это 6 минут полета. Итак, максимум за шесть минут надо было решить вопрос ...
Даю команду: "Босов, снижайся, выпускай тормозные щитки и занимай позицию для атаки сзади". Второму Су-15 приказываю навести после атаки Босова в переднюю полусферу - может же не получиться.

Звоню генералу Дмитриеву: "Товарищ командующий, он повернул в Финляндию. Если мы сейчас не примем меры, он уйдет, ну и тогда нам всем кердык!". Командующий спрашивает: "Твое предложение, Царьков? Как сбивать?" - "Очень просто!" - "Решение утверждаю!" Я говорю: "Понял -" решение утверждаю! "
Беру трубку: "Босов, слышишь меня?" - "Слышу!" - "Приказываю: уничтожить нарушителя воздушной границы Советского Союза залпом!" Он: "Что? Сбивать его?" Я говорю: "Повторяю! Уничтожить нарушителя воздушной границы Советского Союза залпом!"

Согласно данным американского радиоперехвата, пилот Босов пытался убедить командование отменить приказ, однако после подтверждения выпустил по лайнеру две ракеты P-60. Первая из них прошла мимо цели, а вторая взорвалась, оторвав часть левого крыла, вызвав разгерметизацию самолета и убив осколками двух пассажиров. Кроме того, обломками заклинило турбину одного из четырех двигателей.

Из-за разгерметизации салона лайнер начал экстренное снижение с высоты 9 км и исчез с экранов радаров советской системы ПВО. Советские пилоты также потеряли в облаках поврежденный "Боинг". Босов тоже не мог обнаружить следов пожара на земле.

На экране радаров осталась только отметка оторванного крыла лайнера - это кусок планировал с высокой скоростью и был воспринят советскими офицерами по крылатую ракету или кассету со шпионским оборудованием. Эту цель итоге сбил упомянутый в начале повествования Слободчиков.

В течение следующего часа аварийный рейс 902 пролетел на низкой высоте поперек всего Кольского полуострова, подыскивая место для вынужденной посадки и, после нескольких неудачных попыток, в 23 часа 5 минут приземлился на лед озера Корпиярви, уже на территории Карелии.

Финские источники сообщают, что в течение всего этого времени советская ПВО не имела никакой информации о судьбе и местонахождении самолета. Но тот же Царьков говорит, что в итоге самолет обнаружил еще один поднятый на перехват истребитель под командованием Анатолия Керефова.

Пилот пытался показать корейцу дорогу к аэропорту Африканда, но тот отстал от истребителя и наконец сел на замерзшее озеро. Сам Керефов вспоминал, что едва не силой, прямо таки положив крыло на крыло, заставил "Боинг" приземлиться на лед Корпиярви.

21 апреля на место происшествия прибыла комиссия из Москвы. К обнаруженному на берегу озера лайнера начали прибывать советские вертолеты. Всех 107 уцелевших пассажиров были доставлены в город Кемь, где их разместили в гарнизонном Доме офицеров. 23 апреля 1978 в мурманском аэропорту иностранцев передали представителям генерального консульства США в Ленинграде и авиакомпании Pan American, которая и переправила их в Хельсинки.

Свидетельство следователя КГБ Валерия Десяткова: "Это было нечто нереальное. Глухая карельская тайга, небольшое озеро ещё во льду и огромный лайнер на нём… Пассажиров уже вывезли. Поднялись на борт. На левой стороне самолёта я насчитал не менее ста пробоин. Над каждым сиденьем висели кислородные маски. Весь салон залит кровью. Но не от ран. А от перепада давления. Когда самолёт стал резко снижаться, у пассажиров пошла кровь носом и из ушей."

Командир корабля Ким Чанг Ки и штурман были задержаны в связи с проведенным расследованием в Союзе. Они признали свою вину и обратились с просьбой о помиловании в Президиум Верховного Совета СССР. Их выслали за пределы Советского Союза. 30 апреля 1978 было обнародовано заявление ТАСС об инциденте в Карелии. СССР отказался сотрудничать в расследовании данного инцидента с международными экспертами и не предоставил данные из удаленных из самолета черных ящиков.

СССР предъявил Южной Корее счёт на 100 тыс. долларов для покрытия стоимости содержания пассажиров. Сам самолет был разобран — авиакомпания отказалась от него, чтобы не оплачивать операцию по эвакуации, и вывезен по частям вертолетом Ми-6 на баржу в Кандалакшский заливе. Пилотскую кабину обследовал лично заместитель главкома Войск ПВО Евгений Савицкий. Шпионского оборудования не нашли, зато советских инженеров заинтересовали мощная аварийная радиостанция, сотовые наполнители крыльев и система слива топлива.

Никого из пилотов и командиров, которые приняли решение сбить нарушителя государственной границы, официально не наградили. Никто также не был наказан, действия ПВО были признаны правильными. Согласно одному источнику, ответственный за приказ об уничтожении лайнера не был найден, так как запись переговоров на магнитной ленте оказалась стёрта; по другим данным, ответственность за решение была взята на себя генералом Дмитриевым.

Через 5 лет такой же перехватчик Су-15 в ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 сбил над Сахалином "Боинг-747" все той же авиакомпании Korean Air Lines. Южнокорейский лайнер выполнял рейс "Нью-Йорк Анкоридж-Сеул", и также отклонился от курса, войдя в советское воздушное пространство над Сахалином. Все 269 человек на борту лайнера погибли.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Пт апр 28, 2017 22:13 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Офицер шотландской гвардии замечал, что операцию по форсированию Рейна точнее было бы назвать "операцией Грабеж". Он описывал, как разбитые окна магазинов являли собой то, что можно назвать "раем для воров". "Предотвратить грабеж было невозможно, — вспоминал офицер — я стал кричать на солдат своего взвода, которые грабили дом вместо того, чтобы провести в нем зачистку. Но внезапно я обнаружил, что на мне самом уже висят два прихваченных где-то бинокля!»

Энтони Бивор. «Падение Берлина, 1945.»

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Сб апр 29, 2017 19:01 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
НЕОНАЦИСТЫ ФРГ

В пятницу 26 сентября 1980 года в 22:19 в урне около общественного туалета у Бавариаринг сдетонировало взрывное устройство. В результате теракта погибло 13 и было ранено 211 посетителей. Террорист, ультраправый экстремист Гундольф Кёлер, тоже погиб во время взрыва. Тем не менее, этот террористический акт не привёл к отмене праздника.
По результатам официального расследования считается, что Кёлер действовал в одиночку, но до сих пор существуют сомнения в правильности официальной версии. Утверждается, что Кёлер действовал по заказу военно-спортивной группы Гофмана.

С 14 лет Кёлер участвовал в съездах НДПГ, дома он у себя хранил значки, книги и картины эпохи национал-социализма, а в его доме над кроватью висел портрет Гитлера. Кёлер состоял в группировке "Стальной шлем", активно занимаясь военной подготовкой (преимущественно бегом и стрельбой).
В группу Гофмана Кёлер пришёл в 1977 году, активно переписывался с Гофманом и участвовал в учениях. В январе 1980 года Кёлер поучаствовал в одном из нападений, тем самым выдав себя. Деятельностью Кёлера заинтересовалась прокуратура.
Последнее своё преступление Кёлер совершил в Мюнхене во время празднования Октоберфеста, 26 сентября 1980. В 22:19 у входа в общественный туалет взорвалась самодельная трубчатая бомба, и взрыв унёс жизни 13 человек: в их числе оказался и зазевавшийся Кёлер. Ещё 211 человек были ранены.

Расследование велось относительно медленно, поскольку давление баварского правительства вынуждало следователей работать сразу на нескольких участках. Изначально рассматривалась версия личного неонацистского протеста Кёлера, который был социально изолированным и замкнутым лицом: предполагалось, что он самостоятельно собрал бомбу в одиночку, принёс её на праздник и взорвал.
Однако официальная версия, в настоящее время, о протесте Кёлера и его самостоятельной деятельности ставится под сомнение. По данным прокуратуры и сохранившимся документам, где фигурирует имя террориста, Гундольф незадолго до взрыва работал некоторое время в Мюнхене, заключал один раз строительный договор и даже выступал в любительской рок-группе, что уже ставит под сомнение доводы об отсутствии контактов с обычными лицами.
По версии Штази, Кёлер не мог теоретически собрать бомбу, поскольку у него не было навыков и знаний, что предполагало наличие сообщника из группы Гофмана.

Военно-спортивная группа Гофмана (Wehrsportgruppe Hoffmann) - неонацистская вооружённая преступная группировка, орудовавшая с 1973 по 1980 годы в Германии. Разгромлена и запрещена в 1980 году, фигурирует в Федеральном списке запрещённых правоэкстремистских организаций ФРГ.
Организация основана в 1973 году Карлом-Хайнцем Гофманом. Штабом её с 1974 года являлся замок Альмосхоф, с 1978 года замок Эрмройт в Нойнкирхене-ам-Бранде (в годы существования Третьего Рейха там находилась школа гауляйтеров НСДАП).

В группе действовал принцип вождизма (руководителем и вождём был тот же Гофман). Сам он называл её "военной организацией, в перспективе добровольным объединением".
Отбор кандидатов в организацию был очень строгим, но регулярно внутри самой организации проводилась проверка безопасности и велось постоянное наблюдение за уже действующими членами в целях борьбы с двойными агентами. В организации предполагалось коллективное принятие решений, однако последнее слово оставалось, как правило, чаще всего за Гофманом.

Группа базировалась непосредственно в Баварии, однако действовала за её пределами. Её союзниками были такие военизированные банды, как "Штурмабтайлунг 7" из Франкфурта-на-Майне. Гофман также упоминал о соратниках из Тюбингена, Кёльна и Бонна. С января 1979 года он издавал журнал "Kommando - Zeitung für den europäischen Freiwilligen" (Коммандо-журнал для европейских добровольцев), более известный под сокращённым названием WSG-Zeitung.

Придерживавшаяся идеологии неонацизма и панъевропейского национализма военно-спортивная группа Гофмана выступала против демократии в любой её форме и придерживалась принципов активной революции - поддерживала ведение гражданской войны и приход к власти путём переворота.
Существовавшая система должна быть разрушена и сменена после того, как появятся руководящие структуры производительности и выбора принципа самоуправления на предприятиях, а государственная власть должна быть вообще сброшена с вершины иерархии управления государством. Национальная община должна, по мнению Гофмана, стать основной формой правления и негласным правительством. Выборы он предлагал запретить, а профсоюзы и церкви объединить.

Первое публичное выступление Гофман организовал в 1974 году. Мероприятия правых организаций Гофман организовывал в актовых залах различных школ. Выступления не обходились без драк и беспорядков: 4 декабря 1976 в Университете Тюбингена сторонники Гофмана устроили массовую потасовку с антифашистами: в результате несколько протестовавших против неонацистов были госпитализированы.
22 июля 1978 в памятных мероприятиях, посвящённых Адольфу Гитлеру, при поддержке дружеских организаций АНС/НА и неонацистов с символикой Зарубежной организацией НСДАП Гофман и его соратники вступили в массовую драку с полицейскими в Лентфёрдене.
Быстрыми темпами военно-спортивная группа Гофмана стала крупнейшей неонацистской бандой, которая поддерживала неонацистов по всей стране и была фактически их руководящей организацией.
Активное сотрудничество она вела с молодёжью из Викингюгенда и группировкой VSBD. Именно Гофман способствовал появлению в неонацистском мире личности Михаэля Кюнена и его военно-спортивной группы "Вервольф".

Уве Берендт - Уроженец ГДР, города Пёснек. Окончил школу в 1970 году. В 1973 году попытался бежать из ГДР, за что был приговорён к 11 месяцам тюрьмы в Котбусе и штрафу в размере 50 тысяч марок.
24 июля 1974 года депортирован в ФРГ. Учился в университетах Ульма, Эрлангена и Тюбингена. Состоял в военно-спортивной группе Карла-Хайнца Гофмана.

19 декабря 1980 года Берендт ворвался в дом Шломо Левина, бывшего главы еврейской общины Нюрнберга, и его жены Фриды Пошке, расстреляв обоих из автомата. Ещё до этого Левин неоднократно подвергал критике группу Гофмана и призывал Федеральные службы ликвидировать её.
Однако Гофман сумел сжечь одежду на месте преступления и уничтожить все доказательства причастности, прикрыв Берендта и взяв вину на себя. Уве, проживавший в замке Эрмройт, вскоре бежал в Ливан, где установил связь с движением ФАТХ.
16 сентября 1981 Берендт покончил с собой в ливанском военном лагере. Спустя три недели должен был начаться судебный процесс, однако в итоге вину ни Гофмана, ни Берендта не доказали - несмотря на показания свидетелей из группы Гофмана против своего руководителя, Гофман был оправдан. Найденные на месте преступления очки Гофмана не убедили следствие в его причастности.

В 1980 Гофман и его группа подозревались в причастности к взрыву вокзала в Болонье. Доказать причастность западногерманских неонацистов не удалось (вина итальянских неофашистов также вызывает сомнения), но окончательно сложился имидж Гофмана как лидера ультраправой террористической организации, задействованной в системе Гладио.

Деятельность группы была запрещена 30 января 1980 решением Федерального главы МВД Герхарта Баума, а сама группа прекратила существование. Суд постановил, что группы пыталась в агрессивном виде разрушить конституционный порядок ФРГ и ликвидировать республику как таковую.
Глава МВД Баварии Герольд Тандлер назвал фактической виной запрета страх очернить Германию в глазах Запада, что привело бы к постоянным оскорблениям по причине наличия "полусумасшедших фантазёров".
Спецслужбы ФРГ захватили во время облавы в трёх федеральных землях 18 грузовиков с личными вещами боевиков группы Гофмана. В числе захваченного материала оказался пропагандистский материал организации "Стальной шлем", огромное количество винтовок, пистолетов, патронов, штыков и ручных гранат.

16 июня 1981 Гофман был арестован в аэропорту Франкфурта. Ему инкриминировались нападения, акты вымогательства, хранение оружия и взрывчатки, незаконное лишение свободы, подделка документов. В 1984 суд Фюрта приговорил Карла-Хайнца Гофмана к 9 годам 6 месяцам тюремного заключения. Отбывал наказание в Байройте.

Освобождён досрочно в 1989 году на основании примерного поведения и отказа от социально опасных намерений.
После освобождения из тюрьмы Карл-Хайнц Гофман активно занялся бизнесом. Вместе с женой Франциской он организовал сеть строительных компаний в Нюрнберге и окрестностях. После воссоединения Германии Гофман побывал в городе Кала, расположенном на территории бывшей ГДР, посетил родительский дом. Занялся строительным и реновационным бизнесом в Тюрингии. Стал инвестором, приобрёл недвижимость.

В 2004 году Гофман приобрёл усадьбу в Корен-Залисе и отдал её под правление некоммерческого доверительного фонда. Получил субсидию от саксонских региональных властей на содержание исторического памятника. Занимается также свиноводством. Гофман владеет антикварными магазинами в Нюрнберге и Мюнхене. Его ресторан превращён в место неонацистских собраний.
В среде неонацистов Карл-Хайнц Гофман имеет прозвище Chef (Шеф, Босс) и репутацию "второго Рема". Из всех структур Третьего рейха его группа в наибольшей степени напоминала именно СА.

В ходе политического кризиса в Украине Гофман занял пророссийскую позицию, обвинив немецкую прессу в разжигании антироссийской истерии, а власти - в лицемерии и откровенной трусости.
Также он направил открытое письмо Президенту РФ Владимиру Путину, в котором выразил ему свою поддержку и признал законным крымский референдум.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Сб май 06, 2017 15:37 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Республиканская гвардия, «Апачи» и дед с ружьём

В первые дни конфликта Республиканская гвардия Ирака оставалась в стороне и берегла силы. Тем не менее, вскоре Кусея Хусейна охватил полководческий зуд, и 24 марта он бросил в бой дивизию «Медина». Американская разведка зафиксировала передвижения противника и командир V корпуса генерал Уоллес решил нанести по нему ночной удар у Кербелы силами 11-го вертолётного полка, вооружённого «Апачами» AH-64.

Иракские наблюдатели визуально обнаружили приближение боевых вертолётов. По свидетельству наблюдавшего за воздушным наступлением Уоллеса, «Весь город, все прилегающие к нему окрестности погрузились во тьму. К нашим боевым вертолетам потянулись трассы. Огонь с земли был очень интенсивным». «Апач» уорент-офицера Дэвида Уильямса был повреждён зенитным огнём и совершил аварийную посадку на контролируемой противником территории. Уильямс и его оператор вооружения Роберт Янг были захвачены в плен.

В темноте вертолётчики 11-го полка смогли поразить от 4 до 12 танков, несколько зенитных орудий и вооружённых автомобилей, а также неопределённое число пехоты. Часть вертолетов AH-64D не обнаружила целей и вернулась на базу с неизрасходованным боекомплектом.

А далее произошёл один из самых замечательных эпизодов Иракской кампании: гвардейцы и чиновники партии Баас притащили к месту падения AH-64 11-го полка некоего деда и объявили, будто бы это он сбил американский вертолёт. СМИ зашлись в истерике, ведомство Мухаммеда «Комического Али» ас-Сахафа отчаянно путалось в показаниях, вооружая лютого дедулю то охотничьим ружьём, то винтовкой, то автоматом; в дело вступило аж высшее командование в лице генерала Фрэнкса, официально заявившего, что «происшествие не является следствием действий фермера».

Во избежание дальнейших разнузданных надругательств со стороны иракской пропаганды вертолёт был уничтожен американской авиацией. Сам внезапно прославившийся фермер после войны ожидаемо открестился от фрага, признавшись, что в угарнейшем шоу его заставили участвовать насильно, и вообще он был не при делах.

29 других вертолётов также получили в ходе атаки множество попаданий из автоматов, ДШК, 23-мм пушек, но благополучно вернулись назад. Техники насчитали на каждой машине в среднем по 20 отметин от снарядов и пуль крупного калибра, а на одном AH-64 — аж три десятка. Один лётчик был ранен.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
В сети
Direct/Advert
Яндекс.Директ
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Сб май 06, 2017 20:00 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Удивительная жизнь Кристофера Ли.

Мало кто знает, что Кристофер Ли будущий исполнитель роли Сарумана во "Властелине колец" (и других знаменитых ролей) имел бурное военное прошлое. В конце 1939 года он ушёл добровольцем на советско-финскую войну на стороне финнов. Он, как и другие британские добровольцы, не участвовал в активных боевых действиях, но нёс караул на безопасном расстоянии от линии фронта. Через две недели Ли вернулся домой, Кристофер Ли служил в Королевских военно-воздушных силах, но не был допущен к полетам из-за проблем со зрительным нервом. Поэтому он стал офицером разведывательно-диверсионного подразделения «Группа дальней разведки пустыни», подразделения спецназа Великобритании. Он боролся с нацистами в Северной Африке, часто имея по пять миссий в день. За это время он помог вернуть Сицилию, предотвратил мятеж среди своих войск, шесть раз заразился малярией в течение одного года и поднялся на вулкан Везувий за три дня до его извержения.

В какой-то момент во время войны Кристофер Ли перешел в Управление специальных операций Уинстона Черчилля, еще более элитное подразделение, чьи миссии засекречены и по сей день. Известно лишь их предназначение: «ведение шпионажа, диверсий и разведки в оккупированной Европе против держав оси». Их часто называли «Секретной армией Черчиля» и «Министерством неджентльменской войны». Ли никогда особенно не комментировал свою военную службу, но сказал следующее: «Я столько раз видел, как солдаты погибали рядом со мной, что в итоге ощутил безразличие к смерти, – описывает актер фронтовые будни. – Увидев худшее, что люди могут сделать друг с другом (пытки, увечья и бомбы, разрывающие тело на куски), я против воли нарастил что-то вроде защитной оболочки. Это ужасно, но иначе на войне можно запросто сойти с ума. А у нас не было такого права – мы должны были победить, и мы все-таки победили». К моменту окончания войны он получил награды за храбрость от правительства Британии, Чехии, Польши и Югославии.

Помимо родного английского, Кристофер Ли свободно владел итальянским и французским языками, поэтому после окончания Второй мировой войны он посвятил некоторое время охоте за нацистами в «Центральном реестре военных преступников и подозреваемых». Пока в 25 лет он всё-таки решил дать шанс своему актёрскому таланту. Да-да, все эти события случились с Ли до того, как ему исполнилось 25.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Вт май 09, 2017 14:45 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
История американского ледокола побывавшего в составе ВМФ СССР и его необычная связь с беспилотным космическим челноком "Apollo".

USCGC «Southwind» (WAGB-280) — ледокол класса «Wind», построенный в США, с 1945 года по 1949 год использовался СССР под названием «Адмирал Макаров»; после возврата США носил имя USS «Atka» (AGB-3) и затем снова USCGC «Southwind».

Всего было построено восемь ледоколов класса «Винд» (англ. «Wind», «Ветер»). Постройка «Southwind» («Южный Ветер») началась 20 июля 1942 года на верфи «Western Pipe and Steel Company» в Сан-Педро, США. Ледокол был спущен на воду 8 марта 1943 года и 15 июля 1944 года введен в состав Береговой Охраны США под названием USCGC «Southwind» (WAGB-280).

В рамках программы Ленд-лиза в 1945 году ледоколы «Southwind», «Northwind» и «Westwind» переданы СССР и переименованы соответственно в «Адмирал Макаров», «Северный Ветер» (с 1946 года — «Капитан Белоусов») и «Северный Полюс».
«Southwind» передан СССР 25 марта 1945 года. Приёмку ледокола осуществлял Константин Константинович Бызов, который был его капитаном до июля 1945 года, осуществляя проводку судов в порты Дальнего Востока. После него капитаном ледокола «Адмирал Макаров» на протяжении 1945—1949 годов являлся Михаил Гаврилович Марков.
28 декабря 1949 года ледокол первым из серии возвращен США в Йокосуке, Япония.

Связь с челноком "Apollo"
в 1964 году из космического полета на Землю возвратился первый макетный CSM КК Apollo Block-2 BP-1227, полет был проведен в рамках программы "Аполлон" для проведения испытаний на совместимость радиоэлектронных систем РН и КК в космическом полете. Длительность полета составила около 4 суток. Челнок упал в океан и спустя несколько лет был найден советской стороной, после чего доставлен в Мурманск, а позже передан американской стороне на тот самый USCGC «Southwind»

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Вт май 09, 2017 23:46 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Маршал Иван Конев: "Сталинская победа - это всенародная беда"

Степан Кашурко - бывший помощник по особым поручениям маршала Ивана Конева, генерал-полковник, Президент Центра розыска и увековечивания без вести пропавших и погибших защитников Отечества:

В канун 25-летия Победы маршал Конев попросил меня помочь ему написать заказную статью для «Комсомольской правды». Обложившись всевозможной литературой, я быстро набросал «каркас» ожидаемой «Комсомолкой» победной реляции в духе того времени и на следующий день пришел к полководцу. По всему было видно: сегодня он не в духе.
— Читай, — буркнул Конев, а сам нервно заходил по просторному кабинету. Похоже, его терзала мысль о чем-то наболевшем.
Горделиво приосанившись, я начал с пафосом, надеясь услышать похвалу: «Победа — это великий праздник. День всенародного торжества и ликования. Это...»
— Хватит! — сердито оборвал маршал. — Хватит ликовать! Тошно слушать. Ты лучше скажи, в вашем роду все пришли с войны? Все во здравии вернулись?

— Нет. Мы недосчитались девятерых человек, из них пятеро пропали без вести, — пробормотал я, недоумевая, к чему это он клонит. — И еще трое приковыляли на костылях.
— А сколько сирот осталось? — не унимался он.
— Двадцать пять малолетних детей и шестеро немощных стариков.
— Ну и как им жилось? Государство обеспечило их?
— Не жили, а прозябали, — признался я. — Да и сейчас не лучше. За без вести пропавших кормильцев денег не положено... Их матери и вдовы глаза повыплакали, а все надеются: вдруг хоть кто-нибудь вернется. Совсем извелись…

— Так какого черта ты ликуешь, когда твои родственники горюют! Да и могут ли радоваться семьи тридцати миллионов погибших и сорока миллионов искалеченных и изуродованных солдат? Они мучаются, они страдают вместе с калеками, получающими гроши от государства...

Я был ошеломлен. Таким я Конева видел впервые. Позже узнал, что его привела в ярость реакция Брежнева и Суслова, отказавших маршалу, попытавшемуся добиться от государства надлежащей заботы о несчастных фронтовиках, хлопотавшему о пособиях неимущим семьям пропавших без вести.

Иван Степанович достал из письменного стола докладную записку, видимо, ту самую, с которой безуспешно ходил к будущему маршалу, четырежды Герою Советского Союза, кавалеру «Ордена Победы» и трижды идеологу Советского Союза. Протягивая мне этот документ, он проворчал с укоризной:

— Ознакомься, каково у нас защитникам Родины. И как живется их близким. До ликованья ли ИМ?!

Бумага с грифом «Совершенно секретно» пестрела цифрами. Чем больше я в них вникал, тем больнее щемило сердце: «...Ранено 46 миллионов 250 тысяч. Вернулись домой с разбитыми черепами 775 тысяч фронтовиков. Одноглазых 155 тысяч, слепых 54 тысячи. С изуродованными лицами 501342. С кривыми шеями 157565. С разорванными животами 444046. С поврежденными позвоночниками 143241. С ранениями в области таза 630259. С оторванными половыми органами 28648. Одноруких 3 миллиона 147. Безруких 1 миллион 10 тысяч. Одноногих 3 миллиона 255 тысяч. Безногих 1 миллион 121 тысяча. С частично оторванными руками и ногами 418905. Так называемых "самоваров", безруких и безногих — 85942».

— Ну, а теперь взгляни вот на это, — продолжал просвещать меня Иван Степанович.

«За три дня, к 25 июня, противник продвинулся вглубь страны на 250 километров. 28 июня взял столицу Белоруссии Минск. Обходным маневром стремительно приближается к Смоленску. К середине июля из 170 советских дивизий 28 оказались в полном окружении, а 70 понесли катастрофические потери. В сентябре этого же 41-го под Вязьмой были окружены 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артполк Резерва Главного командования и полевые Управления четырех армий. В Брянском котле очутились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артполков и полевые Управления трех армий. Всего же в 1941-м в окружение попали и не вышли из него 92 из 170 советских дивизий, 50 артиллерийских полков, 11 танковых бригад и полевые Управления 7 армий. В день нападения фашистской Германии на Советский Союз, 22 июня, Президиум Верховного Совета СССР объявил о мобилизации военнообязанных 13 возрастов — 1905-1918 годов. Мгновенно мобилизовано было свыше 10 миллионов человек. Из 2-х с половиной миллионов добровольцев было сформировано 50 ополченческих дивизий и 200 отдельных стрелковых полков, которые были брошены в бой без обмундирования и практически без надлежащего вооружения. Из двух с половиной миллионов ополченцев в живых осталось немногим более 150 тысяч».

Говорилось там и о военнопленных. В частности, о том, что в 1941 году попали в гитлеровский плен: под Гродно-Минском — 300 тысяч советских воинов, в Витебско-Могилёвско-Гомелъском котле — 580 тысяч, в Киевско-Уманьском — 768 тысяч. Под Черниговом и в районе Мариуполя — еще 250 тысяч. В Брянско-Вяземском котле оказались 663 тысячи, и т.д. Если собраться с духом и все это сложить, выходило, что в итоге за годы Великой Отечественной войны в фашистском плену умирали от голода, холода и безнадежности около четырех миллионов советских бойцов и командиров, объявленных Сталиным врагами и дезертирами.

Подобает вспомнить и тех, кто, отдав жизнь за неблагодарное отечество, не дождался даже достойного погребения. Ведь по вине того же Сталина похоронных команд в полках и дивизиях не было — вождь с апломбом записного хвастуна утверждал, что нам они ни к чему: доблестная Красная Армия врага разобьет на его территории, сокрушит могучим ударом, сама же обойдется малой кровью. Расплата за эту самодовольную чушь оказалась жестокой, но не для генералиссимуса, а для бойцов и командиров, чья участь так мало его заботила. По лесам, полям и оврагам страны остались истлевать без погребения кости более двух миллионов героев. В официальных документах они числились пропавшими без вести — недурная экономия для государственной казны, если вспомнить, сколько вдов и сирот остались без пособия.

В том давнем разговоре маршал коснулся и причин катастрофы, в начале войны постигшей нашу «непобедимую и легендарную» Красную армию. На позорное отступление и чудовищные потери ее обрекла предвоенная сталинская чистка рядов командного состава армии. В наши дни это знает каждый, кроме неизлечимых почитателей генералиссимуса (да и те, пожалуй, в курсе, только прикидываются простачками), а ту эпоху подобное заявление потрясало. И разом на многое открывало глаза. Чего было ожидать от обезглавленной армии, где опытные кадровые военачальники вплоть до командиров батальона отправлены в лагеря или под расстрел, а вместо них назначены молодые, не нюхавшие пороху лейтенанты и политруки...»

— Хватит! — вздохнул маршал, отбирая у меня страшный документ, цифры которого не укладывались в голове. — Теперь понятно, что к чему? Ну, и как ликовать будем? О чем писать в газету, о какой Победе? Сталинской? А может, Пирровой? Ведь нет разницы!
— Товарищ маршал, я в полной растерянности. Но, думаю, писать надо по-советски.., — запнувшись, я уточнил: — по совести. Только теперь вы сами пишите, вернее, диктуйте, а я буду записывать.
— Пиши, записывай на магнитофон, в другой раз такого уж от меня не услышишь!

И я трясущейся от волнения рукой принялся торопливо строчить:

«Что такое победа? — говорил Конев. — Наша, сталинская победа? Прежде всего, это всенародная беда. День скорби советского народа по великому множеству погибших. Это реки слез и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Это миллионы исковерканных судеб, не состоявшихся семей, не родившихся детей. Миллионы замученных в фашистских, а затем и в советских лагерях патриотов Отечества». Тут ручка-самописка, как живая, выскользнула из моих дрожащих пальцев.

— Товарищ маршал, этого же никто не напечатает! — взмолился я.
— Ты знай, пиши, сейчас-то нет, зато наши потомки напечатают. Они должны знать правду, а не сладкую ложь об этой Победе! Об этой кровавой бойне! Чтобы в будущем быть бдительными, не позволять прорываться к вершинам власти дьяволам в человеческом обличье, мастерам разжигать войны.

— И вот еще чего не забудь, — продолжал Конев. — Какими хамскими кличками в послевоенном обиходе наградили всех инвалидов! Особенно в соцобесах и медицинских учреждениях. Калек с надорванными нервами и нарушенной психикой там не жаловали. С трибун ораторы кричали, что народ не забудет подвига своих сынов, а в этих учреждениях бывших воинов с изуродованными лицами прозвали «квазимодами» («Эй, Нина, пришел твой квазимода!» — без стеснения перекликались тетки из персонала), одноглазых — «камбалами», инвалидов с поврежденным позвоночником — «паралитиками», с ранениями в область таза — «кривобокими». Одноногих на костылях именовали «кенгуру». Безруких величали «бескрылыми», а безногих на роликовых самодельных тележках — «самокатами». Тем же, у кого были частично оторваны конечности, досталось прозвище «черепахи». В голове не укладывается! — с каждым словом Иван Степанович распалялся все сильнее.

— Что за тупой цинизм? До этих людей, похоже, не доходило, кого они обижают! Проклятая война выплеснула в народ гигантскую волну изуродованных фронтовиков, государство обязано было создать им хотя бы сносные условия жизни, окружить вниманием и заботой, обеспечить медицинским обслуживанием и денежным содержанием. Вместо этого послевоенное правительство, возглавляемое Сталиным, назначив несчастным грошовые пособия, обрекло их на самое жалкое прозябание. Да еще с целью экономии бюджетных средств подвергало калек систематическим унизительным переосвидетельствованиям во ВТЭКах (врачебно-трудовых экспертных комиссиях): мол, проверим, не отросли ли у бедолаги оторванные руки или ноги?! Все норовили перевести пострадавшего защитника родины, и без того нищего, на новую группу инвалидности, лишь бы урезать пенсионное пособие...

О многом говорил в тот день маршал. И о том, что бедность и основательно подорванное здоровье, сопряженные с убогими жилищными условиями, порождали безысходность, пьянство, упреки измученных жен, скандалы и нестерпимую обстановку в семьях. В конечном счете, это приводило к исходу физически ущербных фронтовиков из дома на улицы, площади, вокзалы и рынки, где они зачастую докатывались до попрошайничества и разнузданного поведения. Доведенные до отчаяния герои мало-помалу оказывались на дне, но не их надо за это винить.

К концу сороковых годов в поисках лучшей жизни в Москву хлынул поток обездоленных военных инвалидов с периферии. Столица переполнилась этими теперь уже никому не нужными людьми. В напрасном чаянии защиты и справедливости они стали митинговать, досаждать властям напоминаниями о своих заслугах, требовать, беспокоить. Это, разумеется, не пришлось по душе чиновникам столичных и правительственных учреждений. Государственные мужи принялись ломать голову, как бы избавиться от докучной обузы.

И вот летом 49-го Москва стала готовиться к празднованию юбилея обожаемого вождя. Столица ждала гостей из зарубежья: чистилась, мылась. А тут эти фронтовики — костыльники, колясочники, ползуны, всякие там «черепахи» — до того «обнаглели», что перед самым Кремлем устроили демонстрацию. Страшно не понравилось это вождю народов. И он изрек: «Очистить Москву от "мусора"!»

Власть предержащие только того и ждали. Началась массовая облава на надоедливых, «портящих вид столицы» инвалидов. Охотясь, как за бездомными собаками, правоохранительные органы, конвойные войска, партийные и беспартийные активисты в считанные дни выловили на улицах, рынках, вокзалах и даже на кладбищах и вывезли из Москвы перед юбилеем «дорогого и любимого Сталина» выброшенных на свалку истории искалеченных защитников этой самой праздничной Москвы.

И ссыльные солдаты победоносной армии стали умирать. То была скоротечная гибель: не от ран — от обиды, кровью закипавшей в сердцах, с вопросом, рвущимся сквозь стиснутые зубы: «За что, товарищ Сталин?»

Так вот мудро и запросто решили, казалось бы, неразрешимую проблему с воинами-победителями, пролившими свою кровь «За Родину! За Сталина!».
— Да уж, что-что, а эти дела наш вождь мастерски проделывал. Тут ему было не занимать решимости - даже целые народы выселял, — с горечью заключил прославленный полководец Иван Конев.»

Из книги Игоря Гарина «Другая правда о Второй мировой ч. 1. Документы»

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Вс май 14, 2017 18:36 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Два боксёра. Два величайших спортсмена 30-х годов прошлого века.
Два непримиримых противника на ринге и два близких друга.

Немецкий боксёр Макс Шмеллинг и американский темнокожий боксёр Джо Луис во время Второй мировой войны добровольно пошли служить своим странам.
Шмеллинг, будучи десантником Люфтваффе, был тяжело ранен в бою, а попытки Джо Луиса вернуться в большой спорт после войны были тщетными.

Их поступок мог бы служить примером другому американскому боксёру Кассиусу Клею, который категорически отказался служить в армии (за что был лишён всех титулов и отстранён от участия в соревнованиях), принял ислам и сменил имя на Мохаммед Али.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Ср май 24, 2017 06:23 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Всю блокаду я провел в Ленинграде. Наш полк был предназначен для спасения города от воздушных ударов. Мы строили защитные сооружения, работали на Дороге жизни и так далее. Но самое страшное воспоминание моей жизни — это работа на Пискаревском кладбище. За несколько месяцев мы похоронили там почти 300 тысяч ленинградцев. Там погибла и половина моей роты. Больше всего — от голода. Многие из нас умирали по дороге домой, просто обессилив от работы по рытью чужих могил. Это было страшное дело. Тогда даже не думали о победе или снятии блокады, думали только об одном — как выжить.
В самый трудный момент блокады, в 1942 году, я вступил в партию. Нас подняли по тревоге, выдали анкеты и сказали: «Умрем, так коммунистами». Несмотря на все перегибы и всевозможные репрессии, Сталин был нашим героем. Мы восхищались им, и каждый шел в бой за Сталина. Это действительно было.
До сих пор помню, как накануне нового 1942 года наш взвод наградили банкой шпрот. Одной на всех. Мы решили разыграть ее, чтобы хоть кто-то наелся, иначе получалось всего по одной шпротине на человека. По жребию банка досталась солдату по фамилии Касаткин. Взвод разошелся спать, чтобы не видеть, как он будет уничтожать неслыханное для блокады количество еды. А Касаткин, повозившись за столом, вдруг громко скомандовал: «Все за стол!». На столе лежали десять сухариков, и каждый украшала рыбка. Касаткин сказал нам: «Я не мог допустить такого позора перед товарищами». Так и встретили Новый год. А через полтора месяца Касаткин умер от дистрофии.

Из воспоминаний 100-летнего ветерана Григория Юркина.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Чт май 25, 2017 18:12 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Правые партии и движения в Ирландии 1916-1945 годах

В 1930-х годах ирландское правое националистическое движение было на подъёме. Яркий пример – «Синерубашечники» (самоназвание сторонников идей ирландского католического фашизма) и «Ирландский Легион» (военизированная группировка добровольцев воевавший на стороне генерала Франсиско Франко в испанской гражданской войне 1936-1939 годов). Ирландцы стали наиболее многочисленным контингентом иностранных добровольцев, сражавшихся на Пиринеях против коммунистов.

У истоков движение «Синерубашечники» стоял ирландский боевой генерал Эин (Оуэн) О'Даффи, который в прошлом руководил партизанами ИРА во время англо-ирландской войны 1916 года (т.н. «восстания на пасхальной неделе») и командовал войсками в ирландскую гражданскую войну. Идеология Синерубашечников была классическим фашизмом (корпоративизм, антикоммунизм, а также антсемитизм), с особо сильным уклоном в католицизм. Один из членов заявлял, что в организации может состоять только человек ирландского происхождения и христианин. Ирландцы в качестве приветствия использовался клич «Hail O'Duffy» и салют. Также организация имела девиз «10 ударов за 1!». Важным аспектом является тот факт, что христианская доктрина стояла на первом месте, мифологические мотивы кельтской культуры превалировали во внешнем облике движения.

Движение синерубашечников состояло из среднего класса, фермеров, торговцев и большого количество ветеранов, боровшихся за независимость Ирландии от Британии. «Синие рубашки» включали в себя «Лигу молодёжи», «Молодая Ирландская Ассоциация» и женскую секцию.

О международном признании ирландского фашизма говорит тот факт, что О'Даффи вошёл в секритариат фашистского интернационала (был назначен главой Комитета по труду) и участвовал в его декабрьском съезде в Швейцарии, где представлял свой «зелёный остров» (в съезде принимали участие представители почти всех европейских стран, от Нидерландов до Литвы). На нём О’Даффи поддержал яростную антисемитскую позицию вождя «Железной гвардии» Корнелиу Кодряну (по данному вопросу были споры, так как итальянские фашисты, которые отвергали расовую теорию, не соглашались с мнением большинства участников). В 1932-1936 годах «синие рубашки» насчитывали 20000 членов. В 1933 году О'Даффи даже возглавил свой «марш на Дублин», который не увенчался успехом.

С началом войны в Испании ирландское правительство подписало соглашение о невмешательстве в испанские дела и ввело запрет на отправку добровольцев в зону военных действий. Тем не менее, добиться выполнения этих соглашений было трудно: жители Ирландии с самого начала поддерживали националистов, так как видели в них правоверных католиков и антикоммунистов. Многие века католическая Испания представлялась ирландской интеллигенции и духовенству союзницей в борьбе с протестантской Англией. В воспоминаниях ирландских добровольцев и самого О'Даффи тема духовного родства двух стран проходит красной нитью (Это описано в мемуарах: O'Duffy E. "Crusade in Spain" и MacKee S. "I Was a Franco Soldier").

Сразу после начала испанского конфликта О’Даффи установил связь с кругами в Лондоне, которые поддерживали Франко. Эта группа называлась «Друзья националистической Испании». Один из её членов, Хуан де ля Сиерва, предложил О'Даффи создать бригаду для защиты Испании. По словам самого ирландца, это послание вызвало «сотни откликов, как в самой Ирландии, так и в Англии и других странах». 20 сентября 1936 года О'Даффи сел в самолёт, направлявшийся в Бургос – столицу националистической Испании. Генерал сразу же занялся подготовкой переброски ирландских добровольцев в Испанию. Накануне возвращения в Дублин О'Даффи выступил по радио, сообщив от имени ирландцев всего мира, что «Ирландия сделает всё возможное, чтобы помочь своему историческому другу и союзнику». За операцию по переброски «Ирландской бригады» в Испанию отвечал лично родной брат Франко Николас, предоставивший в распоряжение О'Даффи испанского адмирала и англоговорящих стюартов. Франко пригласил О’Даффи побыть «гостем нации», предоставив условия проживания и передвижения. В течении некоторого времени его возили по местам боевой славы. О'Даффи был доставлен в Толедо, где в торжественной обстановке испанские гвардейцы продемонстрировали гостю «мрачные руины Алькасара». После этого ирландский вождь вернулся в Саламанку, где он, Франко и де ла Сива разработали новый план по переброске ирландских добровольцев в Испанию.

Около 400 человек из Гэлуэя десантировались на морскую базу Эль-Ферроль, находившуюся на галисийском побережье Испании. Остальные, многие из которых были специально одеты в голубые рубашки, во главе с самим О’Даффи были доставлены из Ливерпуля в Лиссабон, а затем поездом в Испанию. В порту Лиссабона вместо того, чтобы пройти регистрацию и сойти на берег, несколько пьяных ирландцев прыгнули прямо в воду, добрались до берега и устроили драку с полицией. Находясь уже в Испании и направляясь к месту дислокации, ирландские солдаты напились до такого состояния, что не могли зайти в поезд. Ирландским офицерам все же удалось затолкать их в вагоны, однако скоро произошёл настоящий конфуз. Когда состав тронулся, оркестр на платформе заиграл испанский гимн. Все присутствующие испанские офицеры вытянулись по струнке. В то же самое время в проезжавшем поезде открылось окно, и одного из ирландских парней начало тошнить прямо на стоящего рядом генерала националистических войск Испании, который был вынужден неподвижно терпеть унижение, пока оркестр не закончил играть (за целый набор подобных инцидентов эпопею Ирландского легиона называют «комической экскурсией во франкистскую Испанию», также их называли «бензиновой бригадой», намекая на их постоянное перемещение туда-сюда по Испании).

Когда ирландцы прибыли к месту назначения в Касерес, они были включены в Испанский Иностранный Легион под номером 15 (15-я Бандера), причём офицерский состав и даже полевую кухню составили исключительно ирландцы и только адъютанты и переводчики были испанцами. О'Даффи сделал только одну оговорку: он не хотел бы сражаться на фронтах, где его солдатам пришлось бы воевать против «католических баскских братьев». Всего батальон насчитывал 670 человек. В большинстве своём добровольцы происходили из сельских районов Ирландии. Солидная часть ирландцев прибыла из католического Ольстера. С ноября 1936 по февраль 1937 года Ирландская Бригада находилась в бараках Касераса. Лишь по воскресеньям О'Даффи выводил своих подчиненных на торжественный парад. За это время бригаду успел посетить главнокомандующий Франко и глава Иностранного Легиона генерал Ягуэ. В целом, пока ирландцы отдыхали в Касересе, их лидер мотался по всей Испании, встречаясь с испанскими официальными лицами.

Ирландскому Легиону было приказано выдвинуться на Харамский фронт к городу Сьемпозуэлос, в 15 километрах севернее Мадрида. 16 февраля 1937 года, размахивая национальными флагами и атрибутикой легиона – оранжевым ирландским волкодавом на изумрудно-зеленом фоне, ирландцы промаршировали через весь Касерес к железнодорожной станции.

Во Второй мировой войне Ирландия соблюдала нейтралитет, однако в 1943 году немецкое руководство приняло решение сформировать ирландский легион в составе войск СС для контрпропаганды кельтских этносов армии Великобритании. Кроме того, Томас Ганнинг, секретарь О'даффи, работал в министерстве пропаганды в Берлине в национал-социалистической Германии. В мае 1945 года премьер-министр Ирландии Имон де Валера нанёс официальный визит в представительство Третьего Рейха и выразил свои соболезнования в связи со смертью Адольфа Гитлера.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Ср май 31, 2017 02:36 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
Пилот "Хьюи" Алвин Скотт вошёл в историю как рекордсмен армии США минимум в двух номинациях. Во-первых, во Вьетнаме он провоевал больше 5 с половиной лет, с 1967 по 1972, то есть провел в зоне конфликта дольше, чем любой другой военнослужащий. За это время он успел даже жениться на вьетнамке. Во-вторых, за свои бесчисленные лётные заслуги 28-летний Скотт получил более 100 наград (по другим данным 200. Видимо, в какой-то момент сам устал их считать).

Тем не менее, ему не суждено было стать прижизненной легендой. В 1976 году, у себя на Родине, Скотт был сбит насмерть пьяным водилой.
Вложение:
9_RMrGGL38Q.jpg
9_RMrGGL38Q.jpg [ 59.69 KiB | Просмотров: 792 ]

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Чт июн 15, 2017 19:29 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
ОПЕРАЦИЯ "ДЕНЬЖАТА"

Операция "Деньжата" (анг.- Operation Moolah) была проведена под руководством Объединенного комитета начальников штабов армии США на заключительном этапе Корейской войны 1951-1953 годов. Цель операции: заполучить советский истребитель МИГ-15, находящийся в исправном состоянии.

По словам руководителя операции, командующего объединенными силами ООН генерала Марка У. Кларка, идея операции принадлежала одному американскому журналисту. Тот предложил выплачивать денежное вознаграждение пилотам северокорейских ВВС, которые дезертировали бы из армии Северной Кореи со своими самолетами.

План операции был утвержден 20 марта 1953 года. Он предусматривал выплату каждому северокорейскому пилоту по 50 тыс. долларов за самолет; первый же должен был получить 100 тыс. долларов. 26 апреля начались первые переговоры с северокорейским командованием. А операцию "Деньжата" начали проводить на следующий день; она совпала с началом операции по обмену пленными.
В ночь 26 апреля из штаб-квартиры объединенных сил начинается радиовещание с предложением к летному составу переходить на сторону сил ООН. В эту же ночь два бомбардировщика Б-29 сбросили более миллиона листовок с аналогичным предложением. Учитывая, что состав военно-воздушных сил КНДР состоял из советских, китайских и непосредственно корейских пилотов, то и листовки были отпечатаны на трех языках: русском, китайском и корейском. Впоследствии было сброшено еще более полумиллиона листовок над северокорейскими аэродромами.

Сама операция подверглась критике в западных странах. Многие политики считали, что платить деньги за дезертирство подло, пилот должен сделать выбор между свободой и коммунизмом сам, из идеологических побуждений. Одна британская католическая газета даже назвала этот план "плачевным бизнесом". Эту операцию даже покритиковал У. Черчилль.
Однако генерал Кларк верил в успех операции. Он считал, что и время для ее проведения выбрано правильно; это бы заставило северокорейцев быть более сговорчивыми. Так же, после того как листовки были сброшены, резко упала активность ВВС КНДР. Кларк связывал это с началом жесткой "партийно-политической" работы по выявлению неблагонадежных в летных частях КНДР.

В итоге операция принесла успех. Уже после окончания боевых действий, 21 сентября 1953 года над южнокорейской авиабазой Кимпо появился МИГ-15 с бортовым номером 2057. Он помахал крыльями и запросил посадку. После приземления из самолета вылез северокорейский лейтенант, которого звали Не Кум Сок. По воспоминаниям персонала авиабазы, он сдал свой пистолет первому американскому офицеру и порвал портрет северокорейского лидера Ким Ир Сена, который находился в кабине самолета. Впоследствии выяснилось, что Не Кум Сок воевал с самого начала войны, на его счету было около сотни боевых вылетов, несколько раз он подвергался атакам американских истребителей. При этом он так и не сбил ни одного самолета. Лейтенант также имел несколько боевых наград.

Впоследствии северокорейский пилот утверждал, что при побеге не думал о вознаграждении. В детстве он учился в католическом приходе и не верил коммунистам. Хотя премию, в некотором денежном эквиваленте, Не Кум Сок впоследствии вроде получил. .

Впоследствии Не Кум Сок попал в США. Там он сменил свое имя на Кеннет Роу и поступил в университет в Дэлавере. По окончании университета он получил степень бакалавра. Работал в компаниях "Боинг", "Дженерал электрик" и др.
МИГ-15 был перевезен на авиабазу в Райт-Паттерсон, штат Огайо. Там его подвергли летным испытаниям. При тестировании было выявлено несколько любопытных фактов, одним из которых было то, что самолет был оснащен точной копией английского двигателя. Впоследствии самолет предложили вернуть в СССР, однако советское руководство его не приняло, ведь официально СССР не участвовал в войне. МИГ-15 был передан в музей ВВС США в Дейтоне, штат Огайо.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Истории.
СообщениеДобавлено: Вс июн 18, 2017 19:06 
Не в сети
ментенышь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт янв 16, 2009 00:21
Сообщений: 10984
Карма: 1402
Цитата:
"Я СХВАТИЛ ПИЛУ, ПОДПОЛЗ ПОБЛИЖЕ К РУССКОМУ И ОТПИЛИЛ ЕМУ РУКИ..."

Рассказ бойца разведывательного батальона дивизии СС "Дас Райх" Фрица Ланганке о Ржевской мясорубке

После остановки в ремонтной мастерской мы ехали на нашем 8-ми колесном бронированном разведывательном автомобиле от Варшавы через Минск, Смоленск и Вязьму, направляясь в Москву, вплоть до выезда из города Гжатск. Мы двигались по проселочным дорогам. Было очень трудно заставить машину двигаться по русским дорогам и в условиях самой холодной зимы столетия. Именно в этом городе (Гжатске) транспорт всех видов германской армии встал, заполонив собой всю дорогу, во время длинной ночи 19 января 1942 года. Целые толпы фельджандармов безнадежно пытались организовать выезд из Гжатска и направить движение по объездным дорогам к главной. Крики, вопли и ужасные ругательства постоянно сопровождали этот беспорядочный процесс. Разнообразные легковые автомобили, которые либо завязли в снегу, либо просто не заводились, безжалостно сворачивались с дороги и выбрасывались на обочину. Перекрестки и главное шоссе сохранялись свободными от машин для того, чтобы вспомогательные части соединений находящихся в районе Мосальска восточнее от него могли легко добраться до нужного им места.

Было ужасно холодно и я вместе с пулеметчиком слез с машины, пытаясь согреться, немного подвигавшись. Нахождение же внутри машины, когда мотор не работал, можно было сравнить с сидением в глыбе льда. Мы то трогались, то останавливались, проехав всего несколько метров, пока, наконец, мы не попали, затратив на это часы, к выезду из Гжатска и уже хотели покинуть его. Я сказал водителю, чтобы он держал правее, но он продолжал двигаться прямо до тех пор, пока щит противотанковой пушки не уткнулся в снежную стену, образовавшуюся по обеим сторонам дороги. Тут же около нас оказалась группа фельджандармов, которые хотели убрать наш автомобиль с дороги, но они скоро убедились в бесполезности своих попыток, так как наша машина была слишком тяжелой. Сопровождаемые их ужасными проклятиями, мы несколько раз тронулись взад и вперед, пока, наконец, не смогли вновь выехать на дорогу. Впоследствии местность позволила нам съехать с дороги и по большому радиусу мы смогли достигнуть конца города. Дул сильный восточный ветер и этой ночью температура упала до -40 по Цельсию. Смазка в игольчатом подшипнике была слишком вязкой, поэтому повернуть руль можно было только лишь с огромным трудом. На следующий день мы попытались каким-то образом облегчить его ход, но не знали, как это сделать.

По этой причине я оставил машину вместе с его экипажем, а сам один отправился к месторасположению нашей роты (1-я рота, разведбат, дивизия СС «Дас Рейх»). 21 января я узнал, что командный пункт нашей дивизии расположен в Можайске. На шоссейной дороге мне удалось сесть на попутную машину, которая двигалась на восток, пока немного погодя, все движение полностью не остановилось. На всем протяжении дороги, которое только мог окинуть глаз, все колонны остановились и большинство водителей и экипажей машин вышли из них, наблюдая на севере-востоке потрясающее природное явление. В холодном ветре ярко блестел снег, расходящиеся солнечные лучи почти ослепили нас, а в небе стояли две радуги, зеркально отраженные друг от друга, соприкасаясь друг с другом на своих вершинах. Должно быть, тысячи людей из Ландвера заворожено наблюдали за этим явлением и не могли забыть его на протяжении всей войны.

В Можайске осталось только лишь небольшое подразделение, оставленное, чтобы забрать последние вещи. Разведбатальон был выдвинут в Сычевку, где при температуре -45 С - -48 С началась контратака русских дивизий, которые смяли немецкую оборону около Ржева. Она продолжалась до начала февраля. Это было начало зимней битвы за Ржев - одного из самых важных сражений в России. Вблизи ротного КП в большом темном строении помещался эвакуационный госпиталь. Здесь вся беспощадность зимней войны была явственно выставлена напоказ. С задней части здания под окнами вплоть до подоконника были навалены ампутированные руки, ноги, ступни и кисти рук. Они выбрасывались сюда после операций (в тех ужасающих зимних условиях потери от обморожения превышали боевые).

На следующий день через Сычевку я добрался до месторасположения моего батальона, который располагался в деревне Свинеройка. Свинеройка была взята днем раньше после очень тяжелого боя. Это было селение с 3-мя или 4-мя улицами с расположенными вдоль них домами. Для нашего «братского подразделения» - мотострелкового батальона этот день был особенно жесток. В бою за селение Писино они потеряли 250 человек (из 450-ти), из них было убито 4 офицера и 170 солдат. После боя на поле битвы осталось лежать 450 мертвых русских бойцов.

Я вместе с 3-мя или 4-мя моими товарищами, прибывшими из Можайска, ранним утром были приветливо встречены упавшей до -51 ;С температурой. Въезд в деревню представлял собой нечто вроде возвышенного перекрестка, где стояло уничтоженное немецкое орудие. Ветер сдул оттуда весь снег и навалил его в ямы и ложбины, где его глубина была больше метра, из-за чего это место было совершенно открытым, вследствие чего эта точка отлично простреливалась нашими русскими друзьями. Как только кто-нибудь проходил здесь, как русские немедленно открывали огонь из всех видов танковых и противотанковых орудий с любой дистанции. Тяжело дыша, мы, наконец, добрались до ротного КП, находящегося в конце спускающейся с пригорка улицы, где мы были встречены расплывшимися в улыбке лицами наших приятелей. Было очевидно, что они с большим интересом наблюдали за нашей «русской рулеткой». После они сообщили нам, что шансы пересечь эту зону при дневном свете равнялись 50 на 50, и они явственно ощущали, что с тех пор, как в одно прекрасное время я был отправлен в ремонтную мастерскую, мне еще не приходилось проделывать такой трюк, в то время как они, дубея от холода, совершали такое чуть ли не каждый день.

Я отрапортовал моему командиру гауптштурмфюреру Почке, который расположился в углу хижины, служащей КП, которая в следующие дни была укреплена несколькими рядами настила потолка и стен, так что, в конце концов, могла сойти за приличный бункер. Вместе с ним в хижине был унтерштурмфюрер Прикс из первой роты. Но моя игра с удачей в этот день не закончилась. Унтерштурмфюрер Прикс встал со мной у окна и стал объяснять мне текущую обстановку; в это время в окно прямо между нами двумя влетел минометный снаряд и врезался в заднюю стену, не взорвавшись при этом. Приксу порезало лицо мелкими деревянными и стеклянными осколками, но никто не смог бы назвать эти царапины волнением, все выглядело так, как будто он порезался бритвой - всего лишь незначительный инцидент.

Спустя некоторое время я был снаружи с Зеппом Ринешом из Штайнмарка (передний водитель) и Руди Тонером (радиооператор и задний водитель), которые вместе с Херманном Булером (пулуметчиком) и унтерштурмфюрером Приксом составляли экипаж последнего 8-миколесного разведывательного автомобиля, оставшегося в роте (4-хколесных автомобилей больше не оставалось). Они только начали объяснять, что случилось за последние недели, когда на приличном от нас расстоянии в землю врезался снаряд. Это было так далеко, что никто из нас не попытался укрыться. Но все же мелкие осколки долетели до нашей группы и двое наших товарищей были ранены в живот. Раны были неглубокими, так что Зепп Ринеш шутливо крикнул: «Ура, первая весточка!» Но несмотря на это, они были доставлены в перевязочный пункт.

По этой причине я перешел на их машину в качестве водителя вместе с Херманном Бурелом из Балингена (Швабия) в качестве пулеметчика. Это был один из тех парней, на которого можно было слепо положиться в любой ситуации - после того как подобая нашей бронемашина была подбита в Пуховице в припятских болотах (тогда в горящей машине погиб весь экипаж), мы всегда были рады, уходя в разведоперацию, видеть в своем экипаже Булера и Виммера Крайса. Несмотря на то, что от обморожения он потерял большой палец ноги во время отступления от рузской линии и, несмотря на то, что ему было очень больно ходить, он не остался в госпитале и вновь пришел в нашу роту. Но когда где-нибудь в землянке он снимал свой сапог, чтобы сменить тряпку, прикрывавшую то место, где раньше был палец, зловоние было настолько ужасным, что мы были близки к тому, чтобы выкинуть его наружу на снег и мороз.

Наш разведывательный автомобиль был ограничен в своих возможностях. После ремонта спустили два колеса, а орудийная башня не вращалась - она была просто застопорена, поэтому в плане огня наш автомобиль походил на самоходку. Но в эти критические дни, без сомнения, он был неоценимой и мощной поддержкой для залегших в снегах пехотинцев. В то время выдалась неделя, когда ночная температура несколько раз опускалась ниже -50 С. Малейшая примесь в бензине (воды, например) мгновенно забивала карбюратор, и тогда приходилось отсоединять карбюратор от топливного насоса, что было необычайно трудно сделать при таких ужасных температурах. Этим можно было заниматься всего пару минут, после чего надо было снова залезать в землянку, чтобы отогреться. Холод и необыкновенная ярость вызывали потоки текущих по лицу слез. Это были одни из самых тяжелых дней, которые я пережил во время войны. Каждые два или три часа надо было подбегать к двигателю и заводить его, чтобы сохранить свою машину работоспособной.

В самую первую ночь со мной случилось событие, преследовавшее меня затем в ночных кошмарах. До тех пор я еще не был посвящен во все подробности той местности и разбудил Херманна Булера, чтобы он сходил к машине вместе со мной. Мы забрались внутрь автомобиля и проехали некоторое расстояние, все время вращая туда и обратно руль, разрабатывая его систему. Неожиданно, руль перестал поворачиваться. Я спрыгнул с машины, чтобы посмотреть в чем же дело. Посмотрев под машину, я был шокирован на всю мою оставшуюся жизнь. На раме машины лежал русский и казалось, что он держит одно колесо. Прошло несколько секунд прежде чем я снова пришел в себя. По всей Свиноройке были разбросаны занесенные снегом мертвые русские. Я переехал через одного из этих мертвых солдат и его окоченевшие конечности полностью находились в нижней части автомобиля. Мы попытались вытащить его оттуда, но сделать это оказалось невозможно.

Не находя другой возможности, я схватил пилу, подполз поближе к русскому и отпилил ему руки. Это было чрезвычайно жутко. Русский был пожилым мужчиной - типичным мужиком с длинной бородой. Наши лица находились очень близко друг от друга. Конечно, пила немного двигала его тело и казалось, что он неодобрительно мотает своей головой. Я чуть было не лишился рассудка, но другого выхода не было. Только лишь несколько случаев в течение всей войны потрясли меня таким же образом.

Зимняя война совершенно отличается от какой-либо другой. Четкой и видимой линии фронта больше не существовало. Строения, любые укрытия от холода были первыми целями для каждого (и конечно, основой всего тактического планирования). Тот, кто после нескольких проведенных на передней линии часов не мог отогреться в каком-либо сооружении, имел весьма небольшой шанс выжить при столь низких температурах.

Без навыков смекалки людей всех званий и рангов (лыжи, сани, самодельные приспособления для адаптации оружия и техники к низким температурам и неизвестным ранее проблемам, связанных с холодом, в то время как подвоз снабжения был очень нерегулярным) и без непоколебимой уверенности в способности выдержать все испытания и в конце-концов разбить врага… даже выдающееся командование не было бы достаточным для того, чтобы выиграть эту зимнюю битву за Ржев. К счастью этот вид командования присутствовал у нас в лице исключительного в своем роде командующего 3-ей армии генерала Моделя. Большей частью ночью или же тогда, когда начиналась вьюга и снег залеплял глаза, разведывательные патрули или небольшие подразделения проникали в небольшие городки и деревушки или же нарушали связь между ними. Хотя все и говорили, что вражеский фронт находится к западу и северу от нас, русские еще в большем количестве могли появиться и с востока и с юга. Быть вестовым, санитаром, отправляющим в тыл раненых солдат (по большей части на это вызывались добровольцы), отправляться за снабжением - все это было самоубийственно и очень часто заканчивалось смертью. Когда в ночи мы слышали сигнал тревоги «Русские здесь!», иногда по 2-3 раза за ночь, после чего в одна хижина за другой освещалась огнями выстрелов, мы с Херманном Бюлером выскакивали наружу и бежали нога в ногу к автомобилю, одновременно залезая в него. Как и многие мои товарищи он не доверял автоматическому оружию - слишком много автоматов заклинивало при столь низких температурах. Он всегда использовал русский карабин, что же касается меня, то я всегда держал свой автомат под меховой курткой и он никогда не подводил меня. Мы хорошо различали русских на фоне белого снега, так как в этом районе у них не было зимних камуфляжных костюмов и они были хорошо видны в своих бурых шинелях. Таким образом, мы их быстро обнаруживали, хотя их обычное «Ура!» раздавалось теперь только эпизодически. На следующее утро большинство убитых были уже заметены снегом. Тут и там разгорался рукопашный бой, когда атакующие подходили слишком близко. Однажды в подобной ситуации, большей частью случайно, Херманн попал своим штыком прямо в сердце одного русского, мгновенно его тело свело судорогой и ночью он уже был замороженным трупом. Наутро мы нашли его в той же позе - лицом к нашей машине, с одной ногой согнутой в колене, со стоящим прямо телом, с руками в том положении, в котором он держал свою винтовку, когда его застала смерть. Только лишь винтовка упала вниз.

Когда пуля попадала в лицо, то на обледенелом солдате иногда можно было увидеть расходящиеся от входного отверстия радиально направленные замерзшие маленькие капельки крови. Мороз в -50 может сделать то, чего не увидишь ни при каких других условиях. Это была война в своем ужасном и страшном обличии.

_________________
Чем дальше общество отдаляется от правды, тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 441 ]  На страницу Пред.  1 ... 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа





Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  


Powered by phpBB © 2000-2012 phpBB Group



тел.: +7(921)706-8160   E-mail: dmitry@grinenko.ru   Skype: tsar_goroh   ICQ: 4097011